ОБ УПОРЯДОЧЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ УЧАСТНИКОВ СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу


Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


ОБ УПОРЯДОЧЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ УЧАСТНИКОВ СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Автор: Марфицин П.Г.


Современное уголовно-процессуальное законодательство наделяет лиц, участвующих в стадии возбуждения уголовного дела, довольно ограниченным кругом субъективных прав и обязанностей.


Согласно ст.109 УПК Российской Федерации заявителю сообщается о принятом по поступившему заявлению или сообщению о преступлении решении. Упоминание о лице или учреждении, по заявлению которых возбуждено уголовное дело, имеется в главе семнадцатой УПК Российской Федерации "Приостановление и окончание предварительного следствия". В ч.3 ст.209 УПК Российской Федерации этим участникам предоставлено право знать о прекращении и об основаниях прекращения уголовного дела, а также право обжаловать данное решение прокурору.


Правовые интересы заявителя в большинстве своем сходны с интересами лица, задержавшего подозреваемого на месте преступления или с поличным. Вместе с тем, такой участник не только не имеет процессуальных прав, но даже не упоминается в действующем уголовно-процессуальном законодательстве России. Конечно, ситуация существенно меняется, если лицо, задержавшее подозреваемого, обращается с устным или письменным заявлением. Оно в этом случае становится заявителем и соответственно по закону приобретает его права. Но такое положение на практике наблюдается редко. Как показало проведенное нами исследование лишь в 18,6% лицо, задержавшее подозреваемого на месте совершения преступления или с поличным, одновременно являлось заявителем. Лицо, задержавшее подозреваемого, обычно выступает очевидцем, не обладающим в стадии возбуждения уголовного дела ни каким правовым положением.


В уголовно-процессуальном законодательстве России прямо не определен и юридический статус лица, явившегося с повинной.


Довольно неоднозначно определено в законе правовое положение лица, в отношении которого решается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Лицо, в отношении которого дело возбуждается судом в порядке ст.256 УПК Российской Федерации, наделено единственным процессуальным правом - обжаловать определение суда о возбуждении уголовного дела. Более широкими правами наделено лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело при протокольной форме досудебной подготовки материалов. По окончанию производства предварительной проверки и утверждению начальником органа дознания протокола правонарушитель имеет право ознакомиться со всеми собранными материалами (ч.6 ст.415 УПК Российской Федерации). После возбуждения уголовного дела и предания суду он вправе также получить копию определения суда или постановления судьи. Иными словами ему доступна информация о принимаемых действиях и решениях затрагивающих его интересы.


В УПК Российской Федерации при регламентации деятельности по заявлениям и сообщениям о преступлениях, отнесенных к делам частного обвинения, содержатся упоминания о лице, на которое подана жалоба (ч.5 ст.109 УПК Российской Федерации). Но правами и обязанностями этот участник не наделяется, хотя закон предусматривает вынесение в отношении него постановления судьи о возбуждении уголовного дела и предании суду. Не имеющим закрепленных в законе прав и обязанностей является также лицо, в отношении которого уголовное дело возбуждается прокурором, следователем или органом дознания. Представляется, что отсутствие законодательной регламентации юридического статуса этих участников стадии возбуждения уголовного дела негативно сказывается на обеспечении их прав и законных интересов.


Лаконичное упоминание о правовом положении лица, в отношении которого решается вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела, содержится в ч.2 ст.10 УПК Российской Федерации. Этот участник может лишь возражать против направления материалов в товарищеский суд или комиссию по делам несовершеннолетних либо против передачи его на поруки трудовому коллективу или общественной организации. Причем возражать против принятия решения может лишь лицо, в отношении которого отказывается в возбуждении уголовного дела в порядке ст.10 УПК Российской Федерации. Другие лица, в отношении которых в возбуждении уголовного дела отказывается по нереабилитирующим основаниям (п.п.3,4,5,8-10 ст.5 УПК Российской Федерации), никакими процессуальными правами не располагают и тем самым лишены возможности отстаивать свои интересы.

Уголовно-процессуальный закон не наделяет правовым положением в стадии возбуждения уголовного дела пострадавшего и его представителя, хотя интересы пострадавшего затрагиваются намного существеннее, чем заявителя, которому совершенным преступлением не причинен моральный, физический или имущественный вред. Это, как правило, отражается на активности лица, его заинтересованности в скорейшем и объективном разрешении информации о преступлении, восстановлении нарушенных имущественных и иных прав. В ходе разрешения заявления или сообщения у пострадавшего может возникнуть необходимость в предоставлении дополнительных сведений, предметов, материалов, заявлении ходатайств о проведении дополнительных проверочных действий. При рассмотрении материалов о преступлениях, за которые уголовная ответственность наступает лишь при наличии значительных последствий (ч.1 ст.149; ч.1 ст.211 УК Российской Федерации и др.), между пострадавшим и органом расследования возможно возникновение коллизий по поводу признания причиненного ущерба значительным (существенным). Но рассмотренные фактические интересы пострадавшего не нашли отражения в законе и не обеспечиваются им. Поэтому, если он одновременно не является заявителем, то лишен даже права знать о принятом по заявлению (сообщению) решении, что явно не согласуется с высокой степенью заинтересованности рассматриваемого участника.


Законодательной регламентации требуют и права лица, от которого может быть получено объяснение. Лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие выяснению, не защищено в уголовном процессе правом не давать компроментирующих себя сведений. Не обеспечено оно также правом возмещения понесенных в связи с участием в уголовно-процессуальной деятельности расходов.


При участии в первоначальной стадии уголовного процесса понятого, специалиста, переводчика вопросов, касающихся их юридического статуса, как правило, не возникает. Это обусловливается тем, что, во-первых, рассматриваемые субъекты в большинстве случаев участвуют в проведении следственного действия - осмотра места происшествия, порядок производства которого регламентирован достаточно четко, и, во-вторых, имеются закрепленные в законе (ст.ст. 57, 106, 133-1, 134, 135 УПК Российской Федерации) права и обязанности, которыми они могут пользоваться в стадии возбуждения уголовного дела. Тем не менее, на наш взгляд, в законе требуются некоторые уточнения, касающиеся прав и обязанностей понятого, специалиста и переводчика при производстве предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях.


Проведенный анализ уголовных дел и отказных материалов по различным категориям преступлений показал, что даже те малочисленные права лиц, участвующих в предварительной проверке заявлений и сообщений о преступлениях, которые закреплены в законе, не обеспечиваются в ходе осуществления уголовно-процессуальной деятельности. Так о принятом в этой стадии решении заявителю было сообщено лишь в 56,2% случаев. Большая часть таких уведомлений (81,0%) была направлена по факту отказа в возбуждении уголовного дела и лишь в 0,3% возбужденных уголовных дел содержалась отметка о том, что заявителю сообщено о решении, принятом по его информации о преступлении. Мнение же лица, в отношении которого было отказано в возбуждении уголовного дела в порядке ст.10 УПК Российской Федерации, о направлении материалов для применения мер общественного воздействия, выяснялось лишь в 16,4% случаев.


В юридической литературе высказано ряд заслуживающих внимание предложений по совершенствованию правового статуса участников предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях. По мнению В.В. Степанова, за явителю дополнительно следует предоставить следующие права: обжаловать отказ в приеме заявления, знакомиться с материалами предварительной проверки, заявлять ходатайства, представлять дополнительные данные (1). Аналогичной позиции придерживается Т.Н. Москалькова (2). Представляется, однако, что заявитель должен иметь более широкий круг субъективных прав, закрепленных в законе. Например, указанные выше права не отражают интересы заявителя, связанные с возмещением понесенных в связи с участием в уголовно-процессуальной деятельности расходов, не в полной мере могут реализовать интерес в объективном (с позиции заявителя) разрешении его заявления (сообщения), поскольку не включают в себя возможность заявления отводов лицу, производящему дознание, следователю, судье, прокурору.


Предложения по совершенствованию юридического статуса заявителя, не являющегося пострадавшим от преступления, сформулированы И.Ф. Демидовым. Этого участника предлагается наделить правами: давать показания, представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела с момента окончания предварительного следствия либо дознания, исследовать доказательства на судебном следствии, заявлять отводы, приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда, а также на приговор или определение (3).

На необходимость охраны прав и законных интересов граждан, пострадавших от преступления и не являющихся заявителями, обращают внимание Е.Г. Мартынчик, В.П. Радьков, В.Е. Юрченко. Однако, круг предлагаемых ими прав, по нашему мнению, довольно ограничен: знать о решении, принятом по заявлению или сообщению о преступлении, знать об основаниях отказа в возбуждении уголовного дела, обжаловать принятые решения (4).


Небезынтересными являются предложения по совершенствованию правового статуса лица, в отношении которого решается вопрос о возбуждении уголовного дела, высказанные Д.В. Филиным. Он считает, что такой участник должен иметь право: давать объяснения, заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия и решения должностных лиц, иметь переводчика (5).


В. Никандров предлагает наделить лицо, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела, правом знакомиться с материалами предварительной проверки, получать копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, заявлять ходатайства(6).


Правовому положению отдельных участников стадии возбуждения уголовного дела уделено внимание в публикациях и других процессуалистов (А.Р. Михайленко, П.М. Туленков, Л.Б. Зусь, М.А. Джафаркулиев и др.). Но, как правило, эти работы касаются юридического статуса какого-то конкретного субъекта и не содержат в себе комплексного подхода к положению личности в первоначальной стадии уголовного процесса.


Повышенный интерес ученых-процессуалистов и практических работников к вопросам правового регулирования положения участников стадии возбуждения уголовного дела понятен. Однако, предложения, направленные на совершенствование законодательства, до сих пор не реализуются. Не нашли они отражения и в инициативных проектах уголовно-процессуального законодательства, где, несмотря на более полную по сравнению с действующим УПК конкретизацию прав и обязанностей субъектов уголовного процесса, правовое положение ряда из них определено все же недостаточно. На наш взгляд, это вызвано тем, что используя прежние формы и методы разработки и построения закона, трудно решить рассматриваемые проблемы. В данном случае необходимо идти по пути технико-юридического совершенствования законодательства. В качестве возможного варианта предлагаем следующий.


При всех различиях в процессуальном статусе субъектов уголовного судопроизводства имеется ряд процессуальных прав и обязанностей, которые присущи любому из них, то есть нечто общее, лежащее в основе правового положения каждого участника. Так, все субъекты уголовного процесса обладают правом пользоваться родным языком (ст.17 УПК Российской Федерации), обжаловать действия и решения должностных лиц (ст.22 УПК Российской Федерации) и др. Если же рассматривать более узкий круг участников процесса, например, граждан и юридических лиц, заинтересованных в окончательном разрешении дела, то эта общность проявляется еще нагляднее. Данную группу участников характеризует гораздо больший круг свойственных им прав: право знать о решениях, принятых по делу, знакомиться с материалами дела, заявлять отводы, представлять доказательства и заявлять ходатайства, иметь представителя и др. Такая же общность субъективных прав, на наш взгляд, существует и для участников стадии возбуждения уголовного дела, а также конкретно определенных их групп.

В связи с этим, на наш взгляд, следует признать обоснованными высказывания отдельных авторов о том, что в первую очередь необходимо исследовать все общее, что присуще правовому статусу всех участников уголовного процесса или их отдельным группам, а затем, с учетом проведенных разработок, переходить к рассмотрению правового статуса конкретного субъекта (7). Представляется, что общие права и обязанности могут быть закреплены в УПК Российской Федерации.


Примеры использования общих прав можно найти, анализируя международный опыт разработки соглашений и рекомендаций. Так, минимальные стандартные правила Организации объединенных наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), содержат основные процессуальные права и гарантии, такие как: право на конфидинциальность, презумцию невиновности, право на отказ давать показания, право на присутствие родителей или опекуна и др., которыми должен обладать несовершеннолетний на всех этапах судопроизводства (8).


Анализ юридической литературы, а также изучение мнения практических работников позволяют выделить круг субъективных прав, предлагаемых для законодательного урегулирования в стадии возбуждения уголовного дела, а именно: 1) знать о принятом решении, 2) знакомиться с материалами предварительной проверки и получать копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, 3) заявлять ходатайства, 4) обжаловать действия и решения должностных лиц, 5) заявлять отводы, 6) представлять дополни тельные данные, 7) иметь представителя, 8) пользоваться услугами переводчика. К данному перечню считаем необходимым добавить также право не давать компроментирующих себя объяснений. Рассматриваемый круг субъективных прав в целом, по нашему мнению, является достаточным для обеспечения прав личности в первоначальной стадии уголовного процесса. Но это не означает, что такой совокупностью прав должно обладать каждое лицо, участвующее в предварительной проверке заявлений и сообщений о преступлениях. При наделении правовым положением конкретного участника должна иметь место определенная дифференциация.


С учетом изложенных соображений, предлагаем наделить участников стадии возбуждения уголовного дела субъективными правами по следующей схеме:


1. Все лица, заинтересованные в окончательном разрешении информации о преступлении (в данном случае заявитель, пострадавший и его представитель, лицо, задержавшее подозреваемого на месте совершения преступления или с поличным, лицо, явившееся с повинной, лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела), должны обладать правами: а) знать о принятом решении, б) получать копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, в) знако миться с материалами предварительной проверки, г) заявлять ходатайства, д) заявлять отводы, е) пользоваться родным языком, ж) представлять дополнительные материалы, з) обжаловать решения компетентных органов, и) обжаловать действия должностных лиц, к) не давать компроментирующих себя объяснений. Кроме этого, заявитель, пострадавший и его представитель, лицо, задержавшее подозреваемого, должны иметь право требовать возмещение понесенных ими расходов в связи с участием в уголовно-процессуальной деятельности.


2. Лица, вовлекаемые в сферу судопроизводства в связи с процессом доказывания (лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие выяснению, и специалист), должны иметь следующие права: а) представлять дополнительные данные, б) требовать возмещения понесенных ими расходов. Крометого, лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие выяснению, может пользоваться родным языком и обладать правом не давать компроментирующих себя сведений, а специалист - делать подлежащие занесению в протокол замечания по поводу произведенных должностным лицом действий.


3. Лиц, осуществляющих вспомогательные функции (понятого и переводчика), следует наделить правами: а) делать подлежащие занесению в процессуальный документ замечания по поводу произведенных действий, б) обжаловать действия должностных лиц, в) требовать возмещения расходов, понесенных в связи с участием в уголовно-процессуальной деятельности.

Считаем необходимым закрепление рассмотренных субъективных прав участников стадии возбуждения уголовного дела в уголовно-процессуальном законе. В связи с этим, представляется целесообразным, дополнить УПК Российской Федерации статьей 108-1, озаглавив ее "Участники предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях", в которой дать перечень участников и предусмотреть их субъективные права и обязанности.




1. Степанов В.В. Предварительная проверка первичных материалов о преступлениях. Саратов, 1972.- С. 12-19.


2. Москалькова Т.Н. Охрана прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела// Проблемы совершенствования законодательства об охране прав граждан в сфере борьбы с преступностью. Ярославль, 1984.- С. 60-68.


3. Демидов И.Ф. Заявитель в советском уголовном процессе //Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 36.- С. 85-90.


4. Мартынчик Е.Г., Радьков В.П., Юрченко В.Е. Охрана прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982.- С. 101-106.


5. Филин Д.В. Теория и практика протокольной формы досудебной подготовки материалов: Автореф. дисс. на соиск. учен. степени канд. юрид. наук. Харьков, 1990.- С. 14.


6. Никандров В. О наделении процессуальными правами лица, в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела// Сов. юстиция.- 1983.- N 4.- С. 18-19.


7. См.: Корнуков В.М. Правовой статус личности в уголовном судопроизводстве// Проблемы правового статуса личности в уголовном процессе. Саратов, 1981.- С. 39-42; Саркисянц Г.П. Законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого в суде. Ташкент, 1985.- С. 11 и др.

8. Сборник международных документов. Вып. 1. М., 1989.- С. 116-128.

Порядок отображения: 
0
Группы: