2. Ведомственный контроль и прокурорский надзор за обеспечением прав личности в стадии возбуждения уголовного дела (продолжение 1).

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу




2. Ведомственный контроль и прокурорский надзор за обеспечением прав личности в стадии возбуждения уголовного дела (продолжение 1).

Изучение практики показало, что во всех без исключения ОВД, где изучался этот вопрос, начальник либо лицо, его заменяющее, следит лишь за тем, чтобы срок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях не выходил за пределы десяти суток. Аналогичным образом ориентированы и работники дежурных частей, осуществляющие контроль за своевременность разрешения информации о преступлениях и представляющие начальнику ОВД сведения об этом. Почему решение не принято в течение трех суток и какие обстоятельства повлекли увеличение срока производства предварительной проверки при таком подходе никем не выясняется. Очевидно это явилось одним из условий того, что десятидневный срок разрешения заявления (сообщения) о преступлении из исключительного фактически превратился в обычный, что отрицательно сказывается на обеспечении прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. Представляется, что определенную роль в решении проблемы может сыграть реализация имеющихся в литературе предложений об указании в законе возможных обстоятельств, которые надо считать исключительными при десятидневном сроке проверки информации о преступлениях (5).


Уголовно-процессуальное законодательство России обязывает органы предварительного расследования не только объективно и обоснованно разрешать информацию о преступлении, но и принимать меры по предотвращению или пресечению преступлений. Это, на наш взгляд, также является одним из средств обеспечения прав и законных интересов личности и должно подвергаться контролю. Однако, законодатель связывает принятие этих мер только с актом возбуждения уголовного дела (ст.112 УПК Российской Федерации) либо направлением заявления (сообщения) по подследственности или подсудности (ст.114 УПК Российской Федерации). Подобным образом это требование сформулировано и в Инструкции о порядке приема, регистрации, учета и разрешения заявлений и сообщений о преступлениях. Считаем, что меры к предотвращению или пресечению противоправного деяния, а равно к закреплению следов преступления должны приниматься с момента получения правоохранительным органом информации о преступлении. Именно так эта обязанность сформулирована в Законе Российской Федерации о милиции (п.п. 1 и 3 ст.10).


Согласно ст.ст.109, 113 УПК Российской Федерации о принятом в стадии возбуждения уголовного дела решении сообщается заявителю, а при отказе в возбуждении уголовного дела дополнительно ему разъясняется право на обжалование данного решения.


Осуществление ведомственного контроля за соблюдением этого права субъекта уголовного процесса не сложно и не должно вызывать каких-либо затруднений. Тем не менее, проведенный нами анализ показывает, что контроль в этой части организован явно недостаточно. По 19,0% отказных материалов заявителю не было сообщено о принятом решении и не разъяснены его права. В случае принятия решения о возбуждении уголовного дела инициатор сообщения о преступлении практически не уведомлялся об этом.


Таким образом, ведомственный контроль за обеспечением прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела еще не является достаточно эффективным, а поэтому требует дальнейшего совершенствования, в том числе и конкретизации его в ведомственных нормативных актах.


В отличии от организационного, ведомственный процессуальный контроль реализуется участниками уголовного процесса в процессуальных формах и на основе возникающих процессуальных правоотношений. Субъектами этого контроля являются начальник следственного отдела и следователь.


Начальник следственного отдела, в соответствии со ст.127-1 УПК Российской Федерации обязан осуществлять контроль за своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению преступлений, в том числе, и за правильностью и своевременностью рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, а также обеспечением при этом прав и законных интересов граждан.


Начальник следственного отдела в пределах своей компетенции может, в частности, поручить следователю проверить наличие оснований для возбуждения уголовного дела по поступившему заявлению или сообщению о преступлении, передавать первичные материалы от одного следователя другому, давать указания по существу проверки, а также принятии мер к предотвращению или пресечению преступления, по закреплению его следов. Кроме того, начальник следственного отдела может как участвовать в проверке заявлений или сообщений, проводимой следователем (например, в получении объяснений от граждан или должностных лиц), так и лично рассматривать и разрешать первичные материалы, выносить по ним соответствующие решения.

Контроль со стороны начальника следственного отдела не лишает следователя процессуальной самостоятельности при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, за законность и обоснованность которого он несет полную ответственность.


Вместе с тем, для более полного обеспечения процессуальной самостоятельности в уголовно-процессуальном законодательстве необходимо детальное регламентирование взаимных полномочий начальника следственного отдела и следователя применительно к стадии возбуждения уголовного дела.


В юридической литературе по этому вопросу высказано обоснованное мнение (6) о том, что следователь должен обладать правом в случае несогласия с указаниями начальника следственного отдела о возбуждении уголовного дела и квалификации преступления, об отказе в возбуждении уголовного дела и основаниях этого решения, о направлении материалов для принятия мер общественного воздействия не выполнять их и предоставлять материалы прокурору с письменным изложением возникших возражений. Другие указания начальника следственного отдела для следователя должны быть обязательны.


Введение в таком виде ведомственного процессуального контроля в первоначальную стадию процесса будет способствовать, на наш взгляд, обеспечению прав и законных интересов личности при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях. При этом будет обеспечена и процессуальная самостоятельность следователя, что также имеет немалое значение.


Важным средством обеспечения прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела является прокурорский надзор. Вместе с тем, считаем необходимым отметить, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предоставляет достаточную правовую базу для осуществления должного надзора в первоначальной стадии процесса. Общие положения уголовно-процессуального закона о прокурорском надзоре не раскрыты в специальных нормах, регламентирующих правоотношения в стадии возбуждения уголовного дела.


Как правило, деятельность прокурора по осуществлению надзора в первоначальной стадии уголовного процесса рассматривается в двух аспектах: проверка соблюдения требований закона и ведомственных нормативных актов о приеме и регистрации заявлений (сообщений) о преступлениях, и надзор за законностью и обоснованностью решений, принимаемых в стадии возбуждения уголовного дела.







Далее (продолжение...) >>>


Порядок отображения: 
0
Группы: