О влиянии состояния опьянения на вину и ответственность

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу



Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


О влиянии состояния опьянения на вину и ответственность

Автор: Векленко С.В.


По мнению некоторых ученых, "схема психологического анализа влияния на уголовную ответственность психических расстройств в рамках вменяемости пригодна и для оценки значения состояния опьянения в момент деяния, запрещенного уголовным законом"[1]. Однако, благодаря ст. 23 УК России, влияние опьянения на состояние психической деятельности лица, совершающего общественно опасное деяние, не подвергается специальному исследованию со стороны правоохранительных органов. Более того, состояние алкогольного, наркотического или иного опьянения не только презюмирует полную вменяемость, но и обычно рассматривается обвиняемым в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность.


Между тем, алкоголь, наркотики и им подобные одурманивающие вещества, наряду с другими факторами, имеют принципиальное и далеко не последнее значение в нарушении баланса сил возбуждения и торможения, создающем в итоге психические аномалии. Специалисты отмечают, что состояние опьянения увеличивает психическую и двигательную активность человека, затрудняет концентрацию внимания; происходит переоценка своих возможностей, снижается самокритика. В состоянии опьянения растормаживаются инстинкты и проявляются скрытые особенности личности и переживания, контролируемые в трезвом состоянии (ревность, тщеславие, обиды и т.п.)[2].


В уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств имеет место несколько иной подход к оценке влияния состояния опьянения при совершении преступления на уголовную ответственность субъекта. Например, уголовное право ФРГ исходит из понятия, так называемого, намеренного опьянения: если субъект должен был считаться с возможностью совершения преступления, находясь в состоянии опьянения, и, несмотря на это, привел себя в такое состояние, то возможность смягчения наказания на него не распространяется. В ином случае к правонарушителю может быть применена норма, регламентирующая основания уменьшенной вменяемости[3].


Уголовное законодательство Австрии также предусматривает смягчение наказания преступнику, совершившему деяние в состояние опьянения, причем в зависимости от возможности его упречного предкриминального поведения. Так, § 35 УК Австрии устанавливает, что преступнику может быть смягчено наказание, если он находился в состоянии опьянения, не исключающем вменяемости, и если обусловленное этим состоянием снижение порога вменяемости не требует упрека, касающегося употребления опьяняющих средств[4].

Не только зарубежные, но и отечественные дореволюционные криминалисты предлагали в некоторых случаях рассматривать состояние опьянения - в зависимости от конкретных факторов - как смягчающее наказание обстоятельство. В частности, Н.Д. Сергиевский отмечал, что психическая деятельность субъекта, находящегося в состоянии опьянения, может напоминать картину, связанную с влиянием психических аномалий[5].


Н.С. Таганцев высказал следующее предложение: "В интересах юридического вменения необходимо различать две степени опьянения - полное и неполное. К опьянению полному нужно отнести не только наступление полной бессознательности и сна, но и ту стадию, когда опьяневший утрачивает способность распознавать зависимость и причинную связь явлений, когда под влиянием ненормального состояния органов чувств, сфера его представлений получает субъективную окраску и рассудок утрачивает способность управлять действиями. Такое психическое состояние несомненно устраняет вменяемость. Опьянение неполное будет обнимать все предшествующие, первичные стадии; при чем вменяемость несомненно существует, и возбужденное состояние обвиняемого может только, смотря по обстоятельствам, влиять на выбор меры ответственности"[6].


Использование положительного опыта зарубежных стран и поучительных выводов российских правоведов позволяет заключить, что состояние опьянения способно влиять на меру вины и, соответственно, на меру ответственности преступника перед обществом. Для того, чтобы определить степень этого влияния, необходимо, на наш взгляд, выделить несколько наиболее типичных ситуаций употребления различного рода одурманиваюших веществ: 1) приведение себя в состояние опьянения для облегчения совершения преступления ("для храбрости")[7]; 2) употребление для удовольствия, при осознании специфических особенностей своего поведения в состоянии опьянения (предвидение возможных противоправных последствий и игнорирование их)[8]; 3) употребление для удовольствия, сопряженное с самонадеянным расчетом на предотвращение возможных общественно опасных последствий (наиболее типично для лиц, управляющих различными транспортными средствами либо иными механизмами); 4) употребление из любопытства, сопряженное с отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий своего поведения в состоянии опьянения (употребление впервые); 5) употребление против воли лица - по ошибке либо в результате противоправного принуждения.


Учет перечисленных ситуаций, внутреннее субъективное содержание которых имеет существенное сходство с законодательными конструкциями форм вины, при определении меры ответственности субъекта преступления, действовавшего в состоянии опьянения, позволит, на наш взгляд, реально снизить угрозу невиновного вменения и действовать правоприменителям в строгом соответствии с принципом вины. В этих целях считаем целесообразным учитывать первую ситуацию как обстоятельство, усиливающее ответственность и отягчающее наказание; вторую и третью ситуации - по правилам, закрепленным в ст. 23 УК России; четвертую и пятую - в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.



5. См.: Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право. - СПб., 1908. - С. 229.


6. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. - Т. 1: Часть Общая. - СПб., 1902.


7. См.: Антонян Б.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. - М., 1987. - С. 119.


8. См.: Ситковская О.Д. Указанная работа. - С. 184.


Порядок отображения: 
0
Группы: