НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ СУБЪЕКТОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу


Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ СУБЪЕКТОВ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Автор: П. Г. Марфицин, О.Х. Галимов


Согласно принятой 24 октября 1991 г. Концепции судебной реформы в Российской Федерации цель уголовной юстиции состоит в защите прав и законных интересов граждан, попавших в сферу юстиции.


Достижение указанной цели предполагает наличие в законодательстве соответствующих норм, которые не только обеспечивают возможность реализации прав субъектами правоотношений, но и позволяют восстановить их нарушенное состояние, в том числе, когда это связано с вторжением государственных органов в сферу имущественных интересов граждан.


В статьях 52 и 53 Конституции России закреплена обязанность государства компенсировать гражданину вред, причиненный преступлением, а также незаконными действиями органов государственной власти или их должностными лицами.


Для этого предназначены имеющиеся в уголовно-процессуальном законе специфические нормы, регулирующие отношения между участниками судопроизводства в имущественной сфере с целью: во-первых, охраны собственности и имущественных интересов граждан (ст. 98, 175 и др. УПК РСФСР), во-вторых, возмещения понесенного ими материального ущерба (ст. 58-1, 106 и др. УПК РСФСР) и в-третьих, с целью материального воздействия на участников судопроизводства для обеспечения их надлежащего поведения (ст. 99, 323 УПК РСФСР). Рассмотрим подробнее некоторые из них.


К первой группе следует отнести нормы, регламентирующие порядок производства отдельных следственных действий (осмотр, выемка, обыск и др.); нормы, обеспечивающие изъятие, хранение и возвращение владельцу вещественных доказательств (ст. 83-86 УПК РСФСР); нормы, предписывающие принимать меры попечения о детях и охраны имущества заключенного под стражу (ст. 98 УПК РСФСР); нормы, возлагающие обязанность на соответствующие органы и должностные лица принимать меры к обеспечению гражданского иска.


Уголовно-процессуальный закон не предусматривает форму искового заявления, однако оно, на наш взгляд, должно соответствовать основным требованиям, указанным в ст. 126 ГПК РСФСР. Обеспечение гражданского иска в уголовном судопроизводстве возможно с помощью следующих средств: установление характера и размера ущерба (ст. 68 УПК РСФСР), розыск и изъятие похищенного имущества (ст. 30 УПК РСФСР), привлечение надлежащих субъектов в качестве гражданских ответчиков (ст. 55 УПК РСФСР), наложения ареста на имущество (ст. 175 УПК РСФСР).


В ч.1 ст. 175 УПК РСФСР дается перечень субъектов, на имущество которых может быть наложен арест. Это: 1) подозреваемый, обвиняемый; 2) лица, несущие по закону материальную ответственность за действия подозреваемого (обвиняемого); 3) лица, у которых находится имущество, приобретенное преступным путем. При этом следует обратить внимание на ряд особенностей. По действующему законодательству ответственность по возмещению вреда, причиненного лицами в возрасте до 15 лет, а также несовершеннолетними, не имеющими самостоятельного заработка в возрасте от 15 до 18 лет, возлагается на их законных представителей при наличии вины последних в причинении вреда (ст.ст. 450, 451 ГК РСФСР, Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г.) (1). Поэтому при производстве следствия и судебного разбирательства по делам несовершеннолетних необходимо применительно к обстоятельствам, указанным в ст. 392 УПК РСФСР, выяснять наличие у несовершеннолетнего самостоятельного заработка или имущества, а также виновное поведение родителей, способствовавшее возникновению вреда. Отметим, что указанные обстоятельства подлежат выяснению по возбужденному уголовному делу, так как не всегда имеется возможность их установления в ходе проверки заявлений и сообщений об общественно опасных деяниях, совершенных малолетними. К тому же это и не охватывается задачами стадии возбуждения уголовного дела.

Следующая особенность заключается в том, что в случае причинения имущественного ущерба в результате общественно опасного деяния, совершенного невменяемым, не признанным в установленном законом порядке недееспособным, а также когда опекун или организация, обязанные осуществлять надзор, докажут, что вред причинен недееспособным не по их вине, вопрос о гражданском иске не может быть разрешен ни в уголовном, ни в гражданском порядке (ст. 452 ГК РСФСР). Поэтому обстоятельства, связанные с фактом признания (или непризнания) лица, совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, недееспособным, а также связанные с наличием вины в происшедшем опекунов или надзирающих организаций, должны быть включены в прдмет доказывания по данной категории уголовных дел (ст. 404 УПК РСФСР).


При ознакомлении с ч.1 ст.175 УПК РСФСР возникает вопрос: что имел в виду законодатель под "иными лицами" у которых находится имущество, добытое преступным путем? Нахождения такого имущества у лица, добросовестно заблуждающегося относительно характера происхождения этого имущества, дает основание лишь для его изъятия посредством выемки или обыска, как вещественного доказательства (ст.83 УПК РСФСР), а не для ареста собственности владельца. Если же приобретение лицом имущества связано с совершением уголовнонаказуемого деяния (например, ст. 208 УК РСФСР), то в данном случае это лицо должно занимать процессуальное положение подозреваемого (обвиняемого).


Согласно ч.4 ст. 175 УПК РСФСР арест не может быть наложен на предметы, необходимые для самого обвиняемого и лиц, находящихся на его иждивении. Перечень таких предметов установлен Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.(2). Указанный перечень, по нашему мнению, нуждается в уточнении, так как не отражает полностью изменившиеся социаль-ноэкономические и политические отношения в стране, в частности, связанные с приватизацией.


Так, согласно Перечню не подлежит конфискации принадлежащий подозреваемому (обвиняемому) жилой дом или отдельные его части при совокупности следующих условий: 1) основным занятием лица, на имущество которого налагается арест, должно быть сельское хозяйство; 2) в указанном строении обвиняемый и его семья должны проживать постоянно.


Следовательно, в настоящее время отсутствует запрет налагать арест на квартиру и другую жилплощадь, собственником которой является подозреваемый (обвиняемый), кроме жилого дома при указанных выше условиях. Невозможность же выделения из общей совместной собственности доли подозреваемого (обвиняемого), делают неприемлимыми для обеспечения гражданского иска и конфискации имущества наложение ареста на приватизированное виновным и его семьей жилье. Кроме того следует учитывать необходимость данного имущества для лиц, находящихся на иждивении виновного.


Вторая группа норм, связанных с имущественными отношениями между участниками судопроизводства, представлена в УПК РСФСР положениями, которые регламентируют возмещение ущерба, понесенного гражданами в связи с их участием в разбирательстве по уголовному делу (ст.106, 107, 303 УПК РСФСР), а также причиненного им в результате незаконных действий должностных лиц (ст.58-1 УПК РСФСР).


Статья 106 УПК РСФСР предусматривает возмещение свидетелям, потерпевшим, экспертам, специалистам, переводчикам, понятым понесенных расходов в связи с их участием в уголовном судопроизводстве. В частности, за этими субъектами сохраняется средний заработок либо выплачивается вознаграждение за отвлечение их от обычных занятий, а также возмещаются расходы по явке.


Такая регламентация положений, связанных с возмещением понесенных затрат, на наш взгляд, является недостаточно полной.

Вопервых, круг лиц, перечисленных в ст.106 УПК РСФСР является несколько суженным. Представляется, что правом на возмещение понесенных расходов должны обладать законный представитель потерпевшего, а также лица, вовлекаемые в сферу угоовно-процессуальной деятельности в стадии возбуждения уголовного дела, в частности, заявители и очевидцы.


Во-вторых, не достаточно конкретна формулировка закона, касающаяся возмещения "расходов по явке". Из нее не ясно какие именно расходы подлежат возмещению. Ответ на это содержится в Инструкции о порядке возмещения расходов и выплаты вознаграждения свидетелям, потерпевшим, экспертам, переводчикам и понятым в связи с вызовом к лицу, производящему дознание, следователю, прокурору или в суд (3). На наш взгляд, в подобных инструкциях могут содержаться сведения о размерах и порядке возмещения ущерба. Виды расходов, подлежащих компенсации, целесообразнее все же указать в законе. Следует признать более удачной в этой части редакцию правовой нормы, регулирующей аналогичные отношения в гражданско-процессуальном праве. Согласно ч.1 ст.87 ГПК РСФСР свидетелям, экспертам и переводчикам возмещаются понесенные им в связи с явкой в суд расходы по проезду и по найму помещения, а также выплачиваются суточные.


В-третьих, в уголовно-процессуальном законодательстве в отличии от гражданско-процессуального не предусмотрена возможность и порядок возмещения потерпевшим расходов по оплате помощи адвоката. В судебной практике пока имеются лишь единичные случаи обращения граждан в суд с просьбой о возмещении такого вида расходов. Тем не менее прослеживается тенденция к увеличению числа потерпевших, желающих воспользоваться квалифицированной юридической помощью, что повлечет за собой количество обращений в суд с просьбой возместить понесенные при этом расходы. Верховный Суд РСФСР разъяснил по этому поводу, что расходы, понесенные потерпевшим в связи с обращением к адвокату, должны возмещатся в соответствии со ст. 105-107 УПК РСФСР (4). Но названные статьи не предусматривают такой возможности. Поэтому обоснованной, на наш взгляд, является постановка вопроса о законодательном закреплении права потерпевшего на возмещение ему расходов по оплате услуг адвоката.


Что касается закрепленной в ст. 58-1 УПК РСФСР обязанности органа дознания, следователя, прокурора и суда по принятию мер к возмещению ущерба, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, привлечения к уголовной ответственности, ареста, то следует дополнить перечень оснований возмещения ущерба, таким, как незаконное задержание. Поскольку данное следственное действие, несмотря на кратковременность лишения свободы, сопряжено с определенными материальными издержками для подозреваемого.


Таким образом можно сделать вывод, что складывающиеся в уголовном судопроизводстве имущественные отношения между его участниками находят определенное разрешение в соответствующих нормах УПК РСФСР. Наличие рассматриваемой правовой базы и имеющиеся проблемы ее реализации на практике, дают возможность для дальнейших исследований и совершенствования законодательства в данной области.




1. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. М., 1987.- С. 872-873.

2. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1987. N 49.- ст. 1821.


3. СП РСФСР.- 1965.- N 7.- ст. 31.


4. Бюллетень ГСУ МВД СССР. 1991.- N 1(69).- С. 93.

Порядок отображения: 
0
Группы: