О ПРЕДЕЛАХ ГЛАСНОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ ЗАЯВЛЕНИЙ И СООБЩЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ В СВЕТЕ СУДЕБНО-ПРАВОВОЙ РЕФОРМЫ

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу


Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


О ПРЕДЕЛАХ ГЛАСНОСТИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРОВЕРКИ ЗАЯВЛЕНИЙ И СООБЩЕНИЙ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ В СВЕТЕ СУДЕБНО-ПРАВОВОЙ РЕФОРМЫ

Автор: Марфицин П.Г.


Согласно ст.139 УПК Российской Федерации, данные предварительного следствия могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в каком они посчитают это возможным. О положительном значении такого правила для обеспечения интересов как правосудия так и личности говорить не приходится. В то же время буквальное толкование рассматриваемой правовой нормы позволяет распространить это положение закона только на стадию предварительного расследования, начинающуюся с момента возбуждения уголовного дела.


В юридической литературе не безосновательно, по нашему мнению, поднимается вопрос о недопустимости разглашения данных, полученных в ходе предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях. Так Н.Г. Шурухнов отмечает, что введение такого положения в стадию возбуждения уголовного дела диктуется следующими соображениями:

1) разглашение данных предварительной проверки может осложнить работу должностного лица, которому она поручена, затруднить получение правдивых сведений и т.п.,

2) разглашение полученных сведений, порочащих лицо, по поводу действий которого ведется проверка, может без достаточных оснований причинить ущерб его законным правам и интересам (1).


На наш взгляд, эти аргументы являются существенными в обосновании предлагаемой позиции, но не единственными. Представляется, что к ним следует добавить еще ряд причин, обусловливающих недопустимость разглашения данных, полученных в стадии возбуждения уголовного дела.


Во-первых, в ходе расследования преступлений нередко выясняются обстоятельства личной жизни граждан и не только подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления. От того, насколько гарантировано сохранение тайн личной жизни граждан и какие основания для этого необходимы, зависит степень свободы личности в государстве, демократизм и гумманизм политического режима. Но в практике существуют ситуации, когда обстоятельства личной жизни гражданина могут стать известны правоохранительным органам или другим гражданам еще до возбуждения уголовного дела (например, при осмотре места происшествия, при проведении медицинского освидетельствования и др.). Уголовно-процессуальный закон не содержит запрета разглашения данных предварительной проверки заявлений (сообщений) о преступлениях, в том числе и касающихся обстоятельств личной жизни граждан. Таким образом, в уголовном судопроизводстве не могут быть в полной мере реализованы положения ст.12 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., где говориться "Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств ".(2).

Во-вторых, учеными и практическими работниками поднимается вопрос о целесообразности разработки и принятии целевых законодательных актов, обеспечивающих социально-правовую защиту государством свидетелей, потерпевших и других участников уголовного процесса от угроз, шантажа, провокаций и т.п., нередко предпринимаемых преступниками (3). Обязанность обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства становится особо актуальной в связи с ростом групповой и организованной преступности. Тот факт, что уже в стадии возбуждения уголовного дела, в том числе и при осуществлении протокольного производства, может оказываться давление на отдельных участников процесса, не вызывает сомнений. Это в определенной степени учитывается действующим уголовно-процессуальным законодательством. Так, согласно ч.3 ст.27 УПК Российской Федерации в случаях, если потерпевший по делам частного или частно-публичного обвинения в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело при отсутствии жалобы потерпевшего.


Анализ материалов предварительных проверок заявлений и сообщений о преступлениях показывает, что нередко пострадавшие от преступления или очевидцы избегают давать правдивые показания либо вообще уклоняются от участия в разбирательстве. Наиболее часто это наблюдается в материалах по фактам причинения телесных повреждений, хулиганств, краж личного имущества. Причин такого явления несколько, но немаловажной из них является оказание давления (в различной форме) на участников процесса со стороны лиц, совершивших противоправное деяние, их родственников либо других, связанных с ними граждан. Необходимо, на наш взгляд, учитывать также, что это давление осуществляется в тот момент, когда еще не решен вопрос о дальнейшей судьбе информации о преступлении, не могут быть приняты меры процессуального принуждения (в том числе и меры пресечения). Такая относительная неопределенность также воздействует на психологию потерпевшего или очевидца, находящегося под воздействием со стороны правонарушителя.


В какой форме будет осуществляться обеспечение социально-правовой защищенности - вопрос предстоящих исследований и разработок, но считаем необходимым отметить, что недопустимость разглашения данных, полученных в ходе проведения предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, сыграет при этом не последнюю роль.


Вопрос о недопустимости разглашения сведений о личной жизни гражданина, по нашему мнению, нашел положительное решение в Законе Российской Федерации "О милиции". Так ч.6 ст.5 Закона определяет, что "милиция не вправе разглашать сведения, относящиеся к личной жизни гражданина, порочащие его честь и достоинство или могущие повредить его законным интересам, если исполнение обязанностей или правосудие не требуют иного". В законе не оговариваются источники и способы посредством которых могут быть получены такие сведения, следовательно, данной правовой нормой работники милиции должны руководствоваться при осуществлении любой деятельности, в том числе и по рассмотрению или разрешению заявлений и сообщений о преступлениях. Таким образом между ст.5 Закона о милиции и ст.139 УПК Российской Федерации в настоящее время существует несогласованность, которую, по нашему мнению, необходимо устранить.


Для того, чтобы осуществление рассматриваемого правила в стадии возбуждения уголовного дела имело правовую основу, считаем необходимым внести соответствующие изменения в уголовно-процессуальное законодательство. С этой целью ст.139 УПК Российской Федерации необходимо озаглавить "Недопустимость разглашения данных, полученных в результате уголовно-процессуальной деятельности". В ч.1 и 2 этой же статьи слова "данные предварительного следствия" следует заменить на - "данные, полученные в результате уголовно-процессуальной деятельности". Эти изменения, на наш взгляд, положительно скажутся на обеспечении прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела.




1. Шурухнов Н.Г. Обеспечение неразглашения данных предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях// Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград, 1987.- С.96; См. также: Москалькова Т.В. Уважение чести и достоинства личности как принцип советского уголовного процесса: Автореф. дисс. на соиск. учен. степени канд. юрид. наук. М., 1988.- С.9.


2. Курьер, изд. ЮНЕСКО. 1963.- дек. С.16.

3. См., например, Томин В.Т. Острые углы уголовного судопоизводства. М., 1991.- С.118-124.


// Деятельность органов внутренних дел по охране прав и законных интересов граждан в условиях перехода к рыночной экономике. Сб. статей адьюнктов и соискателей. М.: ВЮЗШ МВД РФ, 1993.

Порядок отображения: 
0
Группы: