ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу


Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Автор: Марфицин П.Г.


Уголовно-процессуальный закон устанавливает ряд общих правил (условий) судопроизводства в стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства (гл.гл. десятая и двадцать первая УПК Российской Федерации). Основанные на конституционных принципах, эти условия, определяя порядок производства по уголовному делу на конкретном этапе его расследования, обеспечивают установление истины в максимально короткий срок и с наименьшими затратами сил и средств. Но практика рассмотрения и разрешения первичной информации о преступлениях требует выделить и заонодательно закрепить общие правила применительно к стадии возбуждения уголовного дела. Они должны быть реализованы независимо от применяемой формы рассматриваемого института: возбуждении уголовного дела в обычном порядке, судом, при протокольной форме досудебной подготовки материалов, возбуждении дел частного обвинения.


Согласно ч.3 ст.109 УПК РСФСР прокурор, следовать, орган дознания и судья могут принять решение о передаче заявления или сообщения о преступлении по подследственности или подсудности. Но правовая норма, определяющая подследственость, расположена в главе десятой УПК РСФСР "Общие условия производства предварительного следствия" и речь в ней идет о компетенции органов предварительного следствия и дознания по возбужденным уголовным делам. Законодатель умалчивает о том, какими признаками деяния должен руководствоваться орган предварительного расследования при передаче по подследственности (подсудности) заявления или сообщения о преступлении. Между тем это иногда имеет большое значение.


Мы считаем, что окончательное решение в стадии возбуждения уголовного дела целесообразнее принимать органам, к подследственности которых относится то или иное преступление. практика идет именно этим путем. По фактам совершения убийств, изнасилований решение, как правило, принимается следователями органов прокуратуры; по материалам о правонарушении, совершенном несовершеннолетним - следователями МВД и т.д. Тем не менее, это нуждается в законодательном закреплении. Но представляется, что это правило не должно распространяться на случаи, когда возникает необходимость проведения неотложных следственных действий. В этих ситуациях правом возбудить уголовное дело и осуществить необходимую процессуальную деятельность должен располагать орган предварительного расследования, получивший первоначальную информацию о преступлении.


Статья 132 УПК РСФСР определяет место производства предварительного следствия, которым является район, где совершено преступление, либо находится подозреваемый, обвиняемый или большинство свидетелей. Но уголовно-процессуальный закон не устанавливает такого правила при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях, а это иногда является необходимым. Так, направление материалов о повторном управлении транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, для разрешения по месту жительства этого водителя способствует принятию законного и обоснованного решения.


В рассматриваемой стадии не регламентировано законом право следователя давать органам дознания поручения о производстве процессуальных действий в другом районе (области). Практические работники в таких ситуациях пользуются по аналогии ст.132 УПК Российской Федерации, но это не всегда удобно. Поручения, направленные соответствующему органу дознания, иногда длительное время не выполняются, что приводит к нарушению сроков рассмотрения заявления (сообщения) о преступлении. Поэтому вопросы, связанные с дачей поручений о производстве процессуальных действий в стадии возбуждения уголовного дела, на наш взгляд, нуждаются в правовом регулировании и также могут быть отнесены к общим условиям возбуждения уголовного дела.


При осуществлении судопроизводства большое значение имеет правильное определение момента начала уголовно-процессуальной деятельности. В большинстве случаев определение этого момента затруднений не вызывает, поскольку эта деятельность начинается после поступления законного повода к возбуждению уголовного дела. Однако, наряду с четко сформулированными в законе поводами, законодатель в п.6 ч.1 ст.108 УПК Российской Федерации предусмотрел непосредственное обнаружение органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. При такой довольно расплывчатой формулировке повода определить момент начала уголовно-процессуальной деятельности сложно. Деятельность по обнаружению признаков преступления может быть весьма длительной, между тем повод должен представлять собой единовременный акт, порождающий обязанность решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Только при этом условии повод выступает в качестве начального момента уголовно-процессуальной деятельности. Однако в законодательстве не содержится требования к подобной фиксации непосредственного обнаружения органом дознания, следователем, прокурором или судом признаков преступления. На практике это приводит к тому, что граждане вовлекаются в сферу уголовного судопроизводства без достаточных к тому оснований, в результате такой деятельности существенно затрагиваются их права и законные интересы, порождается недоверие к работникам милиции. Обычно при проверке оперативной информации об изготовлении и хранении наркотических веществ оперуполномоченные уголовного розыска получают объяснения, истребуют необходимые материалы, проводят осмотры места происшествия и другие проверочные действия. Если информация о совершении общественно опасного деяния не подтвердилась, то материалы проверки регистрации не подвергаются, протокол осмотра места происшествия не составляется и никакой итоговый процессуальный документ не принимается (1).

Сложности с определением момента начала уголовно-процессуальной деятельности возникают и при проверке информации о других преступлениях (2). Некоторые авторы считают, что факт непосредственного обнаружения компетентным органом признаков преступления должен быть зафиксирован в официальных документах (рапортах, справках и т.п.). Не отрицая этого подхода к решению проблемы, полагаем, что такие требования должны прямо указываться в нормах права, а не вытекать из его смысла. Начало деятельности в сфере уголовного судопроизводства должно быть закреплено законодательно так же конкретно, как это сделано, например, с началом производства предварительного следствия (ст.129 УПК РСФСР).


К общим условиям возбуждения уголовного дела, требующим законодательного совершенствования, можно отнести также сроки рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях. Здесь, на наш взгляд, необходимо рассмотреть два момента. Статья 109 УПК РСФСР, указывая на обязанность прокурора, следователя, органа дознания и судьи принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготовляемом преступлении, обязывает их также "принимать по ним (то есть заявлениям и сообщениям.- П.М.) решения в срок не более трех суток ..., а в исключительных случаях - в срок не более десяти суток". При этом в законе отсутствует прямое указание о сроке принятия решения в случае поступления других поводов, в том числе и при непосредственном обнаружении указанными органами признаков преступления. Не предусмотрены сроки рассмотрения информации о преступлении и при возбуждении уголовного дела судом в порядке ст.ст.255, 256 УПК РСФСР (4). Как показывает судебная практика, решение о возбуждении уголовного дела в отношении нового лица обычно принимается одновременно с постановлением приговора. Об отрицательных последствиях такой практики говорить не приходится.


В юридической литературе обсуждается вопрос о возможности продления (или увеличения) сроков рассмотрения заявлений (сообщений) о преступлениях (5). Эти предложения небеспочвенны и обусловлены практикой применения законодательства. Не раскрывая сути происходящей дискуссии, считаем необходимым отметить, что продление сроков предварительной проверки информации по отдельным категориям преступлений должно иметь законодательную регламентацию. Это также может быть отнесено к общим условиям рассматриваемой стадии.


К другим общим условиям стадии возбуждения уголовного дела, требующим законодательной регламентации можно отнести:


  • полномочия следователя и начальника следственного отдела;

  • отводы следователя и лица, производящего дознание, а так же порядок их разрешения;
  • недопустимость разглашения сведений, полученных в ходе предварительной проверки заявлений и сообщений о преступлениях;
  • участие специалиста;
  • участие переводчика;
  • меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления.

  • Правовое регулирование общих условий стадии возбуждения уголовного дела сыграло бы положительную роль в укреплении законности, единообразии правоприменения, обеспечении прав и законных интересов личности. Они во многом перекликаются с общими условиями, существующими при производстве расследования. В этой связи, по нашему мнению, целесообразно объединить их в главу "Общие условия возбуждения уголовного дела и производства предварительного следствия". Так, например, название ст.139 УПК РСФСР может быть сформулировано следующим образом: "Недопустимость разглашения данных, полученных в результате уголовно-процессуальной деятельности". Такой подход не повлечет за собой "смешение" стадий и "размывание границ" между ними, так как задачи и средства их достижения для названных этапов судопроизводства останутся самостоятельными. Соблюдение этих общих условий будет являться гарантией от возможных ошибок не только в процессе предварительного следствия или дознания, но и в стадии возбуждения уголовного дела.





    1. О сложившейся проблеме на практике уже поднимался вопрос в ряде работ. См., например: Николюк В.В., Кальницкий В.В., Шаламов В.Г. Истребование предметов и документов в стадии возбуждения уголовного дела. Омск, 1990.- С. 44-46.




    2. Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел. Ташкент, 1986.- С. 40-54.



    4. Исключением является возбуждение дела в отношении свидетеля, потерпевшего или эксперта, давших заведомо ложные показания или заключение (ч.3 ст.256 УПК РСФСР).




    5. См., например, Щерба С.П., Химичева Г.П., Донковцев Н.Н., Чувилев А.А. Рассмотрение органами дознания заявлений и сообщений о преступлениях. М., 1987.- С.26-27; Буторин Л.А. Обеспечение обязательного и своевременного рассмотрения органами внутренних дел заявлений и сообщений о преступлениях (процессуальные и организационные аспекты): Дисс. на соиск. учен. степени канд. юрид. наук. М., 1987.- С. 47-55.



    //Проблемы совершенствования правового регулирования деятельности правоохранительных органов на современном этапе: Межвуз. сб. научных трудов. М.: МВШМ МВД РСФСР, 1991.

    Порядок отображения: 
    0
    Группы: