На главную страницу К вопросу об институте Уполномоченного по правам человека в уголовном процессе

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу


Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


К вопросу об институте Уполномоченного по правам человека в уголовном процессе

Автор: Баранов А.М.


Одним из аргументов необходимости проведения судебно-правовой реформы был тезис о том, что действующая система судебно-правоохранительных органов не способна обеспечить надлежащий уровень законности при отправлении правосудия.


К такому выводу приходило большинство правоприменителей, ученых и государственных деятелей, оценивая снижение качества расследования и рассмотрения уголовных дел, рост нарушений прав участников уголовного процесса.


Не углубляясь в причины отметим тот факт, что снижение уровня законности происходило на фоне хорошо отлаженного механизма обеспечения законности. Этот механизм включал в себя систему органов прокуратуры, внутренних дел, а так же других правоохранительных и судебных органов, с достаточной степенью эффективности отлаженным взаимодействием между ее звеньями.


Одним из направлений судебной реформы, было расширение прямого и косвенного судебного контроля за деятельностью органов предварительного расследования. Предпринималось это с целью достигнуть реального обеспечения прав и законных интересов граждан, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства,


Ожидались значительные результаты в плане повышения законности от реформирования судебной системы, которая подразумевала введение специальных судов, мировых судей, аппеляционного порядка пересмотра судебных решений.


Долгое время велась бурная полемика между практиками, учеными и политиками о месте и роли органов прокуратуры при обеспечении режима законности в современном обществе. Суть проблемы сводилась к вопросу о необходимости сохранения за прокуратурой общенадзорных функций и функции надзора в уголовном процессе. Одна группа, отстаивала необходимость сохранения надзорных функций за органами прокуратуры. Сторонники противоположной позиции обосновывали необходимость исключения надзорных полномочий у органов прокуратуры и расширения судебного контроля за законностью уголовного судопроизводства. Кроме того, предлагались иные формы внесудебного контроля. Дискуссия стихла в конце 1995 года, когда законодатель подтвердил надзорные полномочия за прокуратурой. (1).

Результатом структурных и организационных преобразований судебных, прокурорских и иных правоохранительных органов явилось полное рассогласование всех элементов правового механизма обеспечения законности при отправлении правосудия. Это, в конце концов, неприминуло сказаться на авторитете власти и реальной возможности граждан ограждать свои права.


Вместо изменения качественного содержания деятельности уже существующих органов, была реализована идея расширения системы внесудебных форм обеспечения законности в уголовном процессе. (2).


Впервые в истории, институт уполномоченного по правам человека появился в Швеции в начале XVIII века ( в то же время, в России, Петром -I была учереждена прокуратура!) и получил свое название - омбудсмен.


В настоящее время в 40 странах существует более 150 органов и структур, выполняющих функции омбудсмена.(3).


На сегодняшний день в России, при проведении реформ, прослеживается ориентация на зарубежный ( в основном стран Западной Европы и США) опыт, в том числе и в судебно-правовой области. Подтверждением этого являются возрождение института суда присяжных, появление специализированных судов, аппеляционного порядка пересмотра судебных решений. Насколько оправдана такая тенденция в российском праве, в том числе и введение института омбудсмена? Не является ли это данью моде в сфере государственных и правовых преобразований?


Еще в 60-е годы этого столетия У.Геллхорн высказывал удивление, что "более эффективная и действенная система прокурорского надзора, принятая в социалистических государствах, особенно в СССР, не встречает такого же энтузиазма", как система шведского омбудсмена. Между тем в многочисленных зарубежных исследованиях института омбудсмена стал общепризнаным факт осуществления прокурорами в порядке общего надзора функции, аналогичной функции уполномоченного по правам человека. "Тщательный анализ приводит к выводу, что функцию, сходную с функцией советской прокуратуры по надзору за законностью, в странах Запада осуществляют омбудсмены".(4).

Международный опыт показывает, что институт омбудсмена как эффективное средство обеспечения законности оправдывает себя в странах с небольшой территорией и компактным проживанием населения. Это объясняется отсутствием у данного образования широкой сети структурных образований. Институту уполномоченного и эффективной реализации им своих полномочий не свойственна черезмерная централизация и концентрация полномочий органов государственного управления. Кроме того, условием стабильности и результативности реализации уполномоченным своих прав и обязанностей выступает высокий уровень профессионализма государственных служащих и правовой культуры общества.


Таким образом, несмотря на обосновываемую демократическими преобразованиями необходимость введения института уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, для этого в обществе не созрели объективные условия.


Однако, законодатель все же ввел данный институт и дополнил уголовно-процессуальный закон ст. 375-1 "Ознакомление Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации с уголовным делом". В содержании нормы закреплено, что Уполномоченный по правам человека вправе знакомиться с уголовным делом, приговор по которому вступил в законную силу, либо с делом, производство по которому прекращено, а так же с материалами об отказе в возбуждении уголовного дела. В результате этого появился новый субъект уголовного процесса со своими правами, обязанностями и определенным механизмом реализации своих полномочий. Однако, трудно объяснимо, почему законодатель нормативно закрепил новый правовой институт в главе 30 "Производство в надзорной инстанции", поскольку Уполномоченный располагает правом знакомится не только с уголовным делом, приговор по которому вступил в законную силу, по и с уголовным делом производство по которому прекращено ( глава 17 УПК), а так же с материалом об отказе в возбуждении уголовного дела ( глава 8 УПК).


Представляется, что более правильным, с точки зрения построения уголовно-процессуального закона и для удобства правоприменителя, общие положения института омбудсмена в уголовном процессе должны были найти свое отражение в общей части УПК.


В частности, в главе 3 "Участники процесса их права и обязанности", следовало предусмотреть статью "Участие Уполномоченного по правам человека в уголовном судопроизводстве". В которой по аналогии со статьей, определяющей участие защитника в уголовном процессе, предусмотреть с какого момента, при наличии каких оснований и в каком порядке Уполномоченный по правам человека вступает в уголовный процесс и какими правами он обладает. Кроме того, предусмотреть статью, определяющую кто из участников уголовного процесса, каким образом и в каком порядке может обратиться к Уполномоченному. При таком подходе было бы оправдано введение в главы 8,17 и 30 УПК специальных норм, предусматривающих процессуальный порядок реализации Уполномоченным по правам человека своих прав в соответствующих стадиях уголовного процесса.


Поспешность и необстоятельность законодателя при введении института Уполномоченного по правам человека в уголовный процесс проявляется и при анализе специального закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации". В ст.23 указанного закона уполномоченному предоставляется право: получать объяснения должностных лиц, исключая судей, по вопросам, подлежащим выяснению в ходе рассмотрения жалобы, т.е. возможно получение объяснений от лица, осушествляющего производство по уголовному делу и прокурора, однако порядок получения объяснений не установлен. Уполномоченный вправе поручать производство экспертных исследований, но не ясно будут ли результаты этого исследования иметь доказательственное значение в уголовном процессе.


В ст.27 закрепляется обязанность Уполномоченного направить заключение по результатам проверки соответствующему государственному органу или должностному лицу с рекомендациями по восстановлению нарушенных прав и свобод, в то же время не указывается, насколько обязательны к исполнению эти рекомендации, в какой срок должны быть рассмотрены рекомендации и должен ли быть уведомлен о результатах рассмотрения этих рекомендаций Уполномоченный.


Статья 29 закона наделяет Уполномоченного правом по результатам рассмотрения жалобы обратиться в суд, к прокурору с заявлением в защиту прав и свобод гражданина, лично, либо через своего представителя участвовать в процессе, в установленных законом формах ( уголовно-процессуальный закон этих форм не установил), ходатайствовать о проверке вступившего в законную силу приговора суда, решения суда или судьи.


Из вышесказанного вытекает, что уже при первом сравнительном анализе уголовно-процессуального и специального законодательства, регулирующего полномочия омбудсмена видно, что уголовно-процессуальный закон не только не детализирует порядок участия Уполномоченного по правам человека в уголовном процессе, но и фактически умаляет его полномочия.

Представляется весьма сомнительным, что благие намерения общества, политиков, законодателя, направленные на обеспечение законности и реализацию прав и свобод граждан при осуществлении уголовного судопроизводства путем введения целого правового института будут успешно реализованы на практике. Приведенные выше примеры это наглядно иллюстрируют.


Существующий ныне институт прокурорского надзора за законностью деятельности органов предварительного расследования, обеспечения законности при рассмотрении и разрешении уголовных дел судом в действующем законодательстве регулируется на уровне самостоятельного закона, а так же в соответствующих нормах уголовно-процессуального закона в том или ином разделе. Редакция и содержание этих норм уже проверены практикой, они согласованы между собой и с иными нормами уголовно-процессуального закона, и несмотря на это, со всех трибун идет речь о необходимости совершенствования института прокурорского надзора.


На этом фоне введение в УПК Российской Федерации ст.375-1, можно объяснить лишь как временной мерой. И хочется надеяться на то, что с принятием новом уголовно-процессуального кодекса будут, должным образом, разрешены все вопросы, связанные с участием Уполномоченного по правам человека в уголовном судопроизводстве.




1. См.: Закон "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации".// Российская газета., от 25.11.95г.,С.3-5.


2. Впервые законодателем должность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации была учереждена Федеральным Конституционным Законом Российской Федерации "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" от 26 февраля 1997г.// Российская газета., от 20.03.97г.,С.-.


3. См.:Бойцова В.В. "Реорганизация правового механизма обеспечения законности"(к проблеме вопроса).//сб.,науч.,тр. Вопросы обеспечения законности в уголовном судопроизводстве.,Тверь.,1993.,С.35.


4. См.: Цвегерт К., Путтефаркен Г. О возможности сравнения сходных правовых институтов в различных социальных системах//Очерки сравнительного права.М.,1981. С.169.; Бойцова В.В. указ. соч., С. 34.

Порядок отображения: 
0
Группы: