О РОЛИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу



Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


О РОЛИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Автор: П.Г. Марфицин


С момента принятия Конституции России прошло более шести лет. Представляется, что этот срок является достаточным для того, чтобы привести отраслевое законодательство в соответствие с Основным законом страны. Но в уголовно-процессуальном законодательстве за этот период надлежащих перемен не произошло. Объяснить это можно по-разному: ожидание принятия нового уголовно-процессуального кодекса, первоочередное решение других задач, более важных с точки зрения законодателя, неготовность законопроектов и т.п. Тем не менее, составители Конституции, включая в нее второй раздел, содержащий положения переходного периода, очевидно, рассчитывали, что действие его будет более кратковременным, чем это оказалось в действительности.


На сегодняшний день мы имеем уголовно-процессуальное законодательство во многом не скорректированное с положениями Конституции России. Примеров тому не мало, и они достаточно разноплановые. Это и не решение чисто технических вопросов. Так, в ч. 1 ст. 174 УПК до сих пор значится, что наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях может производиться только с санкции прокурора (Выделено нами. - Авт.) либо по определению или постановлению суда. Это и не реагирование на конституционные новеллы, без которых невозможно осуществлять рассмотрение и разрешение уголовных дел (например, положения ч. 1 ст. 51 Конституции России). Это и игнорирование концептуальных положений, в частности, конституционного понимания принципа состязательности в уголовном судопроизводстве. Отставание в развитии отраслевого законодательства достаточно остро поставило перед теорией уголовного процесса вопрос о прямом действии Конституции России. Ранее действовавшие конституции не провозглашали даже идеи такого действия их норм. Ситуация осложняется и тем, что в последние годы достаточно широкое развитие получило так называемое некодифицированное уголовно-процессуальное законодательство. Сейчас более тридцати законов содержат правовые нормы, регулирующие отношения (различного рода и объема) в сфере уголовного судопроизводства. Правила, закрепленные в них, не всегда согласованы с УПК.


Сложившийся вакуум законодательства в сфере уголовного судопроизводства привел к активизации деятельности по проверке соответствия статей уголовно-процессуального кодекса Конституции России. При этом роль Конституционного Суда РФ, как арбитра в разрешении таких правовых коллизий выглядит неоднозначно.


С одной стороны, Конституционный Суд РФ выполняет положительную функцию, приводя уголовно-процессуальное законодательство в соответствие с Конституцией России. Деятельность эта не проста, как может показаться на первый взгляд, и в сложившейся ситуации достаточно объемна, а поэтому, должна получить соответствующее признание.


С другой стороны, действия Конституционного Суда РФ порождают ряд негативных последствий для уголовного судопроизводства, которые в значительной части объективны, и избежать их на данном этапе практически невозможно. Причины и следствия здесь таковы.


Во-первых, Конституционный Суд РФ не обладает правом инициативы в определении конституционности тех или иных положений отраслевого законодательства.


Во-вторых, Конституционный Суд РФ связан рамками как поданной жалобы, так и предметом исследования. Он может рассматривать конституционность лишь тех правовых норм, о которых идет речь в жалобе и которые применялись или подлежали применению в конкретном деле.

Первые два обстоятельства приводят к тому, что решениями Конституционного Суда РФ нарушается определенная последовательность в смысле и содержании отдельных уголовно-процессуальных институтов. Например, постановлением Конституционного Суда РФ от 13 ноября 1995 г. признана не соответствующей Конституции России ч. 5 ст. 209 УПК в части ограничения возможности судебного обжалования постановлений о прекращении уголовного дела. В то же время, аналогичное положение уголовно-процессуального закона об ограничении возможности обжалования в суд постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч. 4 ст. 113 УПК) существовало до 29 апреля 1998 г., пока жалоба по этому вопросу не была удовлетворена Конституционным Судом РФ. Еще более наглядно подобное явление прослеживается на попытках Конституционного Суда РФ воплотить в уголовно-процессуальную материю конституционные положения о состязательности уголовного судопроизводства. В отличие от законодателя Конституционный Суд РФ не может "прочистить" весь УПК для того, чтобы четко и последовательно выстроить отдельный правовой институт. Поэтому от него невозможно требовать сохранения целостности, комплексности законодательства.


В-третьих, Конституционный Суд РФ не наделен возможностью изменения законодательства. Он может лишь "заблокировать" действие той или иной правовой нормы, признав ее противоречащей Конституции России. Применительно к процедурной отрасли права это таит значительную опасность. Например, признанием неконституционности положений ст. 418 УПК (ныне исключенной) фактически было приостановлено действие главы 34 УПК. И лишь благодаря повторному вмешательству Конституционного Суда РФ и деятельности законодателя протокольную форму досудебной подготовки материалов удалось сохранить.


Не имеет однозначного ответа и вопрос о том, могут ли быть решения Конституционного Суда РФ отнесены к источникам уголовно-процессуального права. Согласно ч. 1 ст. 1 УПК к числу источников отнесены только законы. Аналогичное правило содержится и в проекте УПК, находящимся на рассмотрении в Государственной Думе. Тем не менее, решения Конституционного Суда РФ моделируют фактические общественные отношения в сфере уголовного судопроизводства, причем делают это посредством регулирования в применении ном уголовно-процессуального права.


Существуют и иные, более частные вопросы, которые, на наш взгляд, необходимо исследовать в рамках определения роли Конституционного Суда РФ в уголовном судопроизводстве.

Порядок отображения: 
0
Группы: