СУБЪЕКТЫ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу



Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


СУБЪЕКТЫ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В СТАДИИ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Авторы: П.Г. Марфицин, Ю.В. Овсянников


Стадия возбуждения уголовного дела, располагая не малым числом принимаемых в ней решений (как основных, так и вспомогательных), содержит значительный, но не-однородный круг субъектов (государственных органов и должностных лиц), способных осуществлять эту деятельность. Вместе с тем, при реализации ими полномочий нередко возникают определенные затруднения, порождаемые, в первую очередь, недостатками правового регулирования. Кроме того, в последние годы ведомственными нормативны-ми актами, Постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации внесены коррективы, которые побудили нас обратиться к рассмотрению данного вопроса.


В ч. 1 ст. 109 УПК [1] говориться, что прокурор, следователь, орган дознания и судья обязаны принимать решения по поступившим к ним заявлениям и сообщениям о любом совершенном или подготовляемом преступлении. При этом не оговаривается круг решений, которые могут быть приняты этими должностными лицами на первоначальном этапе уголовного процесса. Представляется, что данную фразу необходимо толковать как дозволенность принимать рассматриваемыми субъектами любые решения, например: промежуточные - о производстве предварительной проверки, получении объяснений, сроках рассмотрения заявления; окончательные - о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела и др. Иные субъекты принятия решений в ст. 109 УПК не упоминаются. В связи с этим, считаем необходимым, обратить внимание на следующие обстоятельства.



  1. В п. 6 ст. 34 УПК содержатся разъяснение, согласно которому термин "прокурор" включает в себя следующих субъектов: Генеральный прокурор РФ, прокуроры субъектов Российской Федерации, автономных областей, районные и городские про-куроры, военные, транспортные и другие прокуроры, приравненные к прокурорам об-ластей, районным или городским прокурорам, их заместители и помощники, прокуро-ры отделов и управлений прокуратур, действующие в пределах своей компетенции. Такое же разъяснение термина "прокурор" содержит ст. 54 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 10 февраля 1999 г.). На основании изложенного можно констатировать, что все названные проку-роры, а также их заместители и помощники обладают правом на принятие решений в стадии возбуждения уголовного дела.


  2. Участие прокурора на этом этапе уголовного судопроизводства связано не только с рассмотрением и разрешением информации о преступлении, но и с осуществлением надзора за этой деятельностью. Последнее наделяет прокурора возможностью принятия ряда свойственных только ему решений. На наш взгляд, эти решения могут быть сгруппированы в следующие блоки: а) решения, связанные с проверкой исполне-ния требований закона и ведомственных нормативных актов о приеме и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях (п. 1 ч. 1 ст. 211 УПК); б) решения, связанные с надзором за своевременностью разрешения информации о преступлениях, а также правомерностью производимых при этом действий (п. 1 ч. 1 ст. 211 УПК); в) решения, связанные с осуществлением надзора за законностью и обоснованностью итоговых решений, принимаемых в стадии возбуждения уголовного дела (ст. 116 УПК).


  3. В ст. 109 УПК речь идет о следователе, как субъекте принятия решений, но при этом не упомянут начальник следственного отдела. В ст. 127-1 УПК, определяющей процессуальное положение рассматриваемого субъекта, также ничего не говорится о его праве на принятие решений в стадии возбуждения уголовного дела. Не содержится такое положение и в других нормах исследуемого правового института (в частности, в ст. ст. 3, 112, 113, 114 УПК). Даже фраза о том, что начальник следственного отдела может "лично производить предварительное следствие, пользуясь при этом полномочиями следователя" (ч. 2 ст. 127-1 УПК) не может рассматриваться как наделение данного субъекта правом возбуждать уголовные дела, поскольку речь в ней идет о производстве следствия, которое начинается после возбуждения уголовного дела. Таким образом, формальное толкование закона приводит к выводу, что начальник следственного отдела не наделен полномочиями по принятию каких бы то ни было решений, связанных с рассмотрением заявлений и сообщений о преступлениях.

    Сложившееся положение явно противоречит здравому смыслу и складывающейся правоприменительной практике. Объяснено оно может быть следующим. Процессуаль-ная фигура начальника следственного отдела появилась несколько позже принятия дей-ствующего УПК. Это произошло путем внесения в уголовно-процессуальный кодекс изменений Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 14 декабря 1965 г. Не достаточная проработанность новеллы, не согласование ее с другими положениями за-кона, то есть просчеты законодательной техники, скорее всего и явились причинами возникновения сложной ситуации.


    Разряженность в этом вопросе позволяет допустить систематическое толкование ряда положений уголовно-процессуального закона, в частности, "начальник следствен-ного отдела вправе … давать указания следователю о производстве предварительного следствия...", "…пользуясь при этом полномочиями следователя" (ч. 2 ст. 127-1 УПК) и др.


  4. Кроме того, процессуальной функцией начальника следственного отдела является основанное на законе руководство следствием, призванное обеспечить наиболее полное, всестороннее и объективное производство предварительного расследования, своевременность действий следователей по раскрытию и предупреждению преступле-ний. Начальник следственного отдела вправе проверять уголовные дела, давать указа-ния о производстве предварительного следствия, привлечении в качестве обвиняемого, квалификации преступления, передавать дела от одного следователя другому, поручать расследование группе следователей, участвовать в производстве предварительного следствия и лично производить его, пользуясь при этом соответствующими полномо-чиями. Его указания даются в письменной форме и обязательны для исполнения.


    Анализ закона показывает, что полномочия начальника следственного отдела по осуществлению процессуального контроля сформулированы применительно к произ-водству предварительного следствия. В юридической литературе длительное время поддерживается мнение о том, что процессуальный контроль начальников следствен-ных подразделений должен играть важную роль в соблюдении законности следовате-лями и при разрешении заявлений и сообщений о преступлениях. Но о правовой приро-де такого контроля среди ученых нет единства мнений. Некоторые авторы не считают данный контроль в стадии возбуждения уголовного дела процессуальным, поскольку в законе имеется прямое указание на осуществление его только на предварительном следствии [2]. Большинство же юристов институт процессуального контроля распространяют и на первоначальную стадию уголовного процесса, хотя при этом приводят различную аргументацию в обоснование такого вывода [3].


    Одной из причин существования в науке рассмотренных полярных взглядов явля-ется отсутствие законодательной регламентации полномочий начальника следственного отдела по рассмотрению, разрешению информации о преступлениях, а также контролю за осуществлением этой деятельности. Не ставя цель дискутировать по этому вопросу, отметим, что нам импонируют предложения, высказанные В.В. Кальницким, Л.А. Буто-риным, направленные на совершенствование законодательства в этой части [4].

  5. В ч. 1 ст. 109 УПК среди субъектов, уполномоченных разрешать заявления и сообщения о преступлениях, упомянут орган дознания. Вместе с тем, в уголовно-процессуальном законодательстве употребляются термины "орган дознания" (например в ст. ст. 119, 120, 122 УПК), "начальник органа дознания" (ст.ст. 115, 116 УПК), "лицо, производящее дознание" (например, в ст.ст. 53, 64, 89 УПК). Под органом дознания принято понимать государственный орган или должностное лицо, уполномоченное за-коном на осуществление уголовно-процессуальной деятельности [5]. Но, наверное, неправильным было бы полагать, что любой работник органа дознания наделен всеми полномочиями по разрешению информации о преступлениях [6]. Выражения законодателя типа: "орган дознания вправе…" носит, по нашему мнению, некоторый абстрактный характер. К числу органов дознания законодатель отнес государственные органы, учреждения, выполняющие, как правило, среди прочих и административные функции (ст. 117 УПК). Возглавляет такое учреждение руководитель, который несет ответственность (дисциплинарную, моральную и др.) за четкое и надлежащее выполнение им всех функций, в том числе и функции расследования. Поэтому руководитель учреждения вправе принимать все решения и осуществлять любые действия, по уголовным делам и материалам, находящимся в компетенции данного органа дознания. То есть, в тех случаях, когда законодатель ведет речь о правах или обязанностях органа дознания, надо иметь ввиду, что этим объемом прав и обязанностей располагает начальник органа дознания.


    Лицо, производящее дознание - это должностное лицо органа дознания, которому начальником поручено осуществление уголовно-процессуальной деятельности. При этом лицу, производящему дознание, делегируется часть полномочий органа дознания по осуществлению следственных и проверочных действий, принятию отдельных реше-ний. Принятие основных решений по делу остается прерогативой начальника органа дознания [7]. Если применительно к предварительному расследованию законодатель раз-граничивает отдельные полномочия между органом дознания и лицом, производящим дознания, то для первоначального этапа уголовно-процессуальной деятельности такого разграничения не сделано. Лицо, производящее дознание, не упоминается в качестве субъекта этой стадии. Анализ закона позволяет сделать вывод, что в нормах рассматри-ваемого правового института указываются только основные решения, и их принятие отнесено к ведению органа дознания (ст. 112., 113, 114, 415, 416 УПК). В то же время, фразы "По поступившим заявлениям и сообщениям могут быть истребованы необхо-димые материалы и получены объяснения…" (ч. 2 ст. 109), "органы дознания … уста-навливают обстоятельства совершенного преступления и личность правонарушителя, получают объяснения от правонарушителя, очевидцев и других лиц, истребуют справ-ку…, характеристику…, другие материалы, имеющие значение…" (ч. 1 ст. 415 УПК) позволяют сделать вывод о том, что всей этой деятельностью не в состоянии занимать-ся начальник органа дознания. Будет вполне логичным, если он поручит ее выполнение одному из подчиненных, поставив тем самым его в процессуальное положение лица, производящего дознание. При этом право принятия основных решение делегировано быть не может. Считаем необходимым отметить, что правоприменителем именно так толкуются положения закона.


    Осуществляя процессуальную деятельность по проверке заявлений и сообщений о преступлениях лицо, производящее дознание, самостоятельно принимает решение по осуществлению отдельных действий (решение о получении объяснений, об осмотре места происшествия и др.), то есть оно также может быть отнесено к числу субъектов принятия решений в стадии возбуждения уголовного дела.





  1. Здесь и далее имеется в виду УПК РСФСР.
  2. См.: Уголовный процесс/ под ред. Б.А. Викторова. - М., 1970. - С. 62-63.
  3. См., напр.: Гуткин И.М. Начальник следственного отдела и его процессуальные полномочия// Сов. милиция. - 1967. - № 4. - С. 69; Белозеров Ю.Н., Чувилев А.А. Проблемы обеспечения за-конности и обоснованности возбуждения уголовного дела. - М., 1973. - С. 110-111.
  4. См.: Кальницкий В.В. Ведомственный процессуальный контроль за деятельностью следовате-лей органов внутренних дел: Автореф. дисс… канд. юрид. наук. - М., 1982. - С. 17-18; Буторин Л.А. Обеспечение обязательного и своевременного рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях (процессуальный и организационный аспекты): Дисс. ... канд. юрид. наук. - М., 1987. - С. 158 - 160.
  5. См.: Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов. - Омск, 1997. - С. 42.

  • Хотя в теории уголовного процесса высказывается и противоположная точка зрения. Так, А.П. Рыжаков считает, что если ведомственными нормативными актами не оговорено иное, то решения о возбуждении уголовного дела могут приниматься любым работником органа дозна-ния (не только "главенствующим", но и "подчиненным"). См.: его Органы дознания в уголов-ном процессе. - М., 1999. - С. 101.
  • См.: Словарь основных уголовно-процессуальных понятий и терминов. - Омск, 1997. - С. 31.



    [Далее >>>]


  • Порядок отображения: 
    0
    Группы: