Некоторые вопросы определения понятия хищения

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу



Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


Некоторые вопросы определения понятия хищения

Авторы: В.В. Векленко


Уголовное законодательство 1996 г. широко использует термин "хищение" для обозначения разнообразных проявлений незаконного завладения различным имуществом и предметами. Чаще всего, у правоприменителя понятие хищения ассоциируется с группой однородных посягательств на собственность, объединенных сходством характерных признаков. Традиционно к хищениям принято относить такие имущественные преступления, как кража, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение и растрата. Значительным достижением в этом смысле является то, что Законодатель счел возможным в тексте Уголовного кодекса 1996 г. закрепить понятие и основные признаки хищения в ч. 1 Примечания к ст. 158. "Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездные изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества". Вместе с тем, термин "хищение" широко используется в УК не только применительно к преступлениям против собственности, но и нередко в ряде других глав и разделов. В частности, о хищении, как способе завладения теми или иными предметами, речь идет в статьях 221, 226, 229 УК Российской Федерации, посвященных противоправному завладению оружием, радиоактивными материалами, наркотическими средствами, документами, штампами, печатями.


Основываясь на буквальном толковании закона, можно прийти к мнению, что все признаки, характеризующие хищение, должны в равной мере распространяться на составы преступлений, содержащие данное понятие.


Однако такой вывод подвергается сомнению [1]. Действительно, в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 1996 г. № 5 "О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ" отсутствует прямое указание на такие признаки хищения, как наличие корыстной цели, безвозмездность изъятия и причинение материального ущерба собственнику или иному владельцу оружия, боеприпасов и др [2]. Аналогично представлено толкование хищения наркотических средств в Постановлении № 9 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами" [3]. Все это позволяет отдельным специалистам сделать вывод о том, что хищение, например, наркотических средств "нельзя безоговорочно относить к числу корыстных посягательств" [4].

Некоторые авторы полагают, что корыстная цель не является обязательной применительно к хищению оружия [5].


Высказывается даже мнение о том, что "безвозмездность изъятия оружия и уменьшение в результате изъятия его количества не является обязательным признаком хищения оружия". И, что "в отличие от хищения имущества при хищении наркотиков или психотропов не требуется доказывания корыстной цели у похитителя или обязательной его безвозмездности" [6].


Учитывая изложенное, считаем возможным высказать ряд принципиальных соображений по поводу распространения признаков хищения, закрепленных в тексте УК, на все их проявления.


Прежде всего, следует отметить тот факт, что при конструировании составов так называемых имущественных хищений и хищений, предусмотренных ст. ст. 221, 226, 229 УК, разработчики четко понимали, что понятия, имеющие одно наименование, должны иметь и единое содержание. Наиболее ярким свидетельством тому может служить описание в законе отягчающих обстоятельств, например, организованной группы, группы лиц по предварительному сговору, неоднократности, проникновения в помещение, хранилище или жилище и др. В тех случаях, когда одноименные понятия включают различное содержание, это специально оговаривается к тексте уголовного закона. Например, понятие "крупного размера" применительно к преступлениям против собственности дается в Примечании к ст. 158 УК. Применительно к другим видам преступлений этот размер определяется в примечаниях к соответствующим статьям (см., например, ст. ст. 177, 188, 193, 194 УК и др.).


Кроме того, как уже было отмечено ранее, понятие хищения, указанное в ч. 1 Примечания к ст. 158 УК, является общим и распространяется на все составы УК, где использован термин "хищение". В противном случае, в его тексте вместо слов "в статьях настоящего Кодекса" было бы записано "в статьях настоящей главы" (имеется в виду главы 21 Преступления против собственности).


Одним из аргументов в пользу уже обозначенного подхода может быть следующее.


В ряде составов преступлений в качестве конструктивного признака объективной стороны используется термин "похищение". К таким преступлениям относятся: ст. 126 УК "Похищение человека", ст. 183 "Незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну", ст. 275 "Государственная измена" [7], ст. 276 "Шпионаж", ст. 325 "Похищение и повреждение документов, штампов, печатей". Возникает вполне закономерный вопрос о соотношении понятий "хищения" и "похищения", используемых в тексте уголовного закона. Отождествление этих понятий позволило бы распространить на похищение все признаки, характеризующие собственно хищение, включая корыстную цель, противоправное, безвозмездное изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного или третьих лиц, а также причинение ущерба собственнику или иному владельцу имущества. И, напротив, отрицание синонимичности этих понятий повлечет поиск существенных различий между ними.

Если опираться на все тот же (формально-логический) подход о различии в используемой Законодателем терминологии, то напрашивается вывод о том, что это различные преступления.


Содержательный анализ соответствующих составов приводит к заключению о том, что данные преступления ни при каких условиях невозможно отнести к хищениям. Важнейшим, по нашему мнению, обстоятельством, тому препятствующим, является то, что предметы посягательства по данным составам не являются имуществом в собственном смысле. Совершенно очевидно, что при похищении человека (ст. 126 УК) проблематично признать его имущественным предметом. Также как при похищении различного рода сведений (ст. ст. 183, 275, 276 УК), вполне может отсутствовать материальный носитель информации или документ не обладать реальной стоимостью. Наличие в соответствующих составах признаков совершенно не характерных для хищения, например, в качестве мотива "иную личную заинтересованность" в ст. 325 еще раз подтверждает наличие принципиальных отличий похищения от хищения. В то же время следует признать, что созвучность данных понятий вполне может быть оправдана с точки зрения большого сходства способа получения виновным преступного результата.


В то же время хищения, не относящиеся к группе посягательств на собственность, по нашему мнению, обладают всеми общими признаками хищения.







[Далее >>>]


Порядок отображения: 
0
Группы: