Некоторые проблемы конструирования норм главы 31 Уголовного кодекса Российской Федерации

Аватар пользователя Лукашин Игорь Владимирович

На главную страницу



Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.

Страница не найдена

Страница не найдена

404 ошибка

404 ошибка на сайте

Если вы уверены, что это недоразумение или ошибка, напишите в Службу поддержки
В письме не забудьте указать ссылку на страницу.


Некоторые проблемы конструирования норм главы 31 Уголовного кодекса Российской Федерации

Автор: Попова Л.А.


1. Проведение судебной реформы в России, повышение роли судов в обеспечении правового государства обусловили необходимость повышения действенности уголовно-правовой защиты лиц, осуществляющих и обеспечивающих правосудие.


Ряд статей, содержащихся в главе "Преступления против государства", призваны обеспечить уголовно-правовыми средствами реализацию наиболее важных принципов уголовного процесса, таких, как принцип независимости судей и подчинения их только закону, принцип процессуальной самостоятельности других должностных лиц правоохранительных органов, а также защиту этих лиц от психического и физического насилия.


Статья 296 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает ответственность за угрозу или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. Основным объектом уголовно-правовой охраны данного состава являются: нормальная служебная деятельность лиц, на которых законом возложена функция отправления правосудия, иных лиц, участвующих в судебном разбирательстве (прокурор, защитник, эксперт, судебный пристав), а также лиц, производящих предварительное расследование (следователь, лицо, производящее дознание); лиц, привлекаемых к проведению следственных действий на стадии предварительного расследования (защитник, эксперт); лиц, обеспечивающих исполнение судебных решений (судебный исполнитель). Дополнительным объектом является безопасность жизни, здоровья и имущества этих лиц, т.е. под защитой закона находятся как интересы правосудия, так и непосредственно личность указанных лиц.


2. Исходя из положений Конституции Российской Федерации , законодатель выделяет судей, присяжных законодателей, народных заседателей в связи со значительной степенью важности их деятельности по отправлению правосудия. Он признает, что преступное деяние в отношении этих лиц имеет большую общественную опасность, чем то же деяние в отношении иных лиц, участвующих в осуществлении правосудия, производстве предварительного расследования, исполнении судебных решений.


Руководствуясь этим принципом, законодатель дифференцирует уголовную ответственность в зависимости от того, кто является потерпевшим, и с этих же позиций подходит к конструированию ст.296 УК РФ, а также некоторых других, предусмотренных в главе "Преступления против правосудия" (ст.ст. 294, 298), что говорит о приоритетном положении и необходимости повышенной защиты лиц, указанных в первых частях данных статей УК РФ.


В некоторых нормах этой главы законодатель устанавливает другие приоритеты. Так, в ст.295 и 311 признается равная общественная опасность посягательства на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, т.е. интересы правосудия и интересы личности охраняются в равной степени, независимо от выполняемых им функций. Эту позицию законодателя надо признать обоснованной, так как ценность человеческой жизни не может изменяться в зависимости от должностного положения того или иного лица, т.е. в данном случае, на первое место все же выдвигается задача обеспечения безопасности жизни личности.


Наблюдается некоторая непоследовательность в подходе законодателя к конструированию норм, содержащихся в главе "Преступления против правосудия". На наш взгляд, более правильным является принцип, которым законодатель руководствовался при создании ст. 295 и 311, т.к. деятельность, жизнь и здоровье лиц, указанных в ч. 1 и 2 ст. 294, 296, 298, должна охраняться уголовным законом в равной степени, независимо от их должностного положения. Тем более что в квалифицированных составах, содержащихся в рассматриваемых нормах (ч.3 ст.294, ч.3 и 4 ст.296, ч.3 ст. 298), также нет дифференциации уголовной ответственности в зависимости от должностного положения потерпевшего и выполняемых им функций.

3. Устанавливая, что угрозы, насильственные действия в отношении судьи, присяжного заседателя, народного заседателя имеют большую общественную опасность, законодатель в ч.1 ст.296 определяет и более суровые виды, а также размер наказания, чем в ч.2 этой статьи, выдерживая принятую им дифференциацию в зависимости от степени общественной опасности деяния.


Этот подход законодателя к конструированию норм не наблюдается в ст.298 УК РФ, где согласно санкции предусматривается одинаковое наказание (лишение свободы и арест) за клевету, как в отношении судей, так и других участников уголовного процесса.


Состав преступления, предусмотренный ст.296 УК РФ, как уже отмечалось выше, является двуобъектным (охраняются интересы правосудия и интересы личности). Данная норма является специальной по отношению к ст.119 УК РФ, предусматривающей ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, объектом которой является безопасность жизни и здоровья любого человека.


При анализе санкций, предусмотренных в ч.2 ст. 296 и ст.119 УК РФ, можно заметить, что санкция в ч.2 ст.296 предусматривает следующие виды наказания: штраф, арест на срок от трех до шести месяцев, лишение свободы на срок до двух лет. Санкция ст.119 указывает на возможность наложения на виновного следующих видов наказания: ограничение свободы на срок до двух лет, арест на срок от четырех до шести месяцев, лишение свободы на срок до двух лет.


В системе наказаний, существующей в настоящее время, штраф является более мягким наказанием по сравнению с ограничением свободы. Нижний предел срока ареста в ч.2 ст.296 меньше, чем в ст.119 (три и четыре месяца соответственно). Верхний предел срока лишения свободы в этих статьях одинаков - до двух лет.


Таким образом, можно сделать вывод, что ответственность за угрозу лицам, указанным в ч.2 ст.296 УК РФ, в связи с осуществлением им своей профессиональной деятельности, в целом ниже, чем за то же деяние, но в отношении любых других граждан. Непонятна позиция законодателя в этом случае, так как состав преступления, предусмотренный ч.2 ст.296 является специальным и, следовательно, более общественно опасным, чем предусмотренный ст.119. В нем происходит посягательство сразу на два объекта уголовно-правовой охраны - интересы правосудия и интересы личности, следовательно, ответственность за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст.296 должна быть более суровой. Законодатель не выдерживает принятую им дифференциацию в зависимости от степени общественной опасности деяния и, в результате, нормы, предусматривающие ответственность за более опасные деяния, имеют санкцию, не соответствующую опасности преступления.

Порядок отображения: 
0
Группы: