Отграничение подмены ребенка от смежных составов преступлений

Аватар пользователя Акиев Арби Русланович
  • Текст
  • Кратко
  • Справка
  • Рецензии*

Вопросы отграничения смежных составов преступлений являются наиболее актуальными и сложными для судебно-следственной практики. Как отмечал В.Н. Кудрявцев «… по сути дела, весь процесс квалификации состоит в последовательном отграничении каждого признака совершенного деяния от признаков других смежных преступлений»1.

Говоря, о составе ст.153 УК РФ «Подмена ребенка», смежными ему являются ст.126 УК РФ (п.«д» ч.2 - похищение заведомо несовершеннолетнего) и ст.127.1 УК РФ, в части совершения иных сделок в отношении несовершеннолетнего.

Отдельные авторы2 вовсе высказываются о необходимости исключения из уголовного закона ст.153 УК РФ, на основании того, что практика показывает невостребованность данной нормы и то, что ст.153 УК РФ имеет много общего со ст.126 УК РФ, в части устанавливающей ответственность за похищение заведомо несовершеннолетнего.

Считаем такое предложение не совсем обоснованно и приведем аргументы, позволяющие отграничить указанные составы.Нормы 126 и 153 УК РФ имеют самостоятельные объекты охраны, не сводимые к личности несовершеннолетнего, как потерпевшего.Для состава «подмена ребенка», непосредственным объектом охраны являются интересы всей семьи, представляющие совокупность отношений, обеспечивающих реализацию права ребенка воспитываться и жить со своими родителями, равно права родителей воспитывать своего ребенка и не разлучаться с ним вопреки своей воле.В составе «похищение человека», непосредственным объектом охраны является – физическая свобода человека.

Говоря о ребенке, как потерпевшем в рассматриваемых нормах, то применительно к ст.126 УК РФ не существует никаких ограничений касательно возраста похищаемого ребенка, им может быть любое лицо, не достигшее 18 лет, возраст которого для квалификации по соответствующей части, связывается с субъективным осознанием виновным, что он похищает именно несовершеннолетнего.Но, говоря о составе «подмена ребенка», вопрос стоит на много сложнее.Каждый ученый по-своему трактует возраст ребенка как потерпевшего применительно к ст.153 УК РФ, одни авторы3 ограничивают общевозрастные рамки ребенка, предлагая разные возрастные пороги, другие4 говорят о несовершеннолетнем, как лице, не достигшем возраста 18 лет.

Стоит заметить, что практически все авторы, говоря о возрасте подменяемого ребенка, увязывают его с субъективной способность ребенка осознавать факт его подмены (что порой невозможно в младенческом или раннем возрасте, либо из-за слабоумия). Однако, возможны случаи, когда ни родители, ни дети не могут идентифицировать друг друга как родных, не могут определить индивидуальные черты друг друга, вследствие долгой разлуки или полного отсутствия контакта друг с другом на протяжении длительного времени, когда например ребенок, с момента рождения проживал с родственниками, а не с родителями, при воссоединении с которыми им вместо родного ребенка передают чужого или например, когда из-за болезненного состояние роженицы или самого ребенка она длительное время не видела его, либо когда новорожденного ребенка после смерти матери произошедшей во время родов передают после этого отцу или родственникам и т.д. Тогда подмена ребенка может произойти в любой момент на протяжении отсутствия контактов родственников с ребенком.

Конечно, подмена детей зачастую происходит именно в младенческом возрасте в роддоме.

Однако ситуации схожие с приведенными нами примерами возможны и в реальности, поэтому мы считаем более верной позицию авторов, которые не ограничивает общевозрастные рамки ребенка (как лица, не достигшего 18-летнего возраста) применительно к рассматриваемой норме.Ведь диспозиция уголовно-правовой нормы должна учитывать все возможные варианты и если бы законодатель хотел ограничить возраст ребенка в рассматриваемом составе, то он это сделал бы, как и в других нормах УК РФ (например, п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, ст.106 УК РФ).

Однако если мы говорим о подмене ребенка в более старшем возрасте, то тут необходимо учитывать субъективные способности ребенка осознавать факт его подмены, которые могут быть ограничены из-за наличия у ребенка какого-либо психического расстройства, в результате которого у него снижается способность понимать связь меду окружающими явлениями, в совокупности с тем фактом, что и родители ребенка не были с ним ознакомлены до этого.

Помимо отличных объектов охраны, отграничить рассматриваемые составы можно и по признакам объективной стороны.Начнем со способа: при похищении он может быть, как тайным, так и открытым, в том числе и насильственным, а подмена ребенка всегда совершается тайно, в том числе и обманным путем.Однако тут следует учитывать не только объективную тайность, когда лицо совершает подмену детей в отсутствии родителей или третьих лиц, либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них, а также когда они не осознают противоправности совершаемых действий, но необходимо учитывать и субъективное восприятие виновным тайности совершаемой подмены, когда он, совершая подмену в присутствии иных лиц, исходя из окружающей обстановки, полагает, что действует тайно.

Отличительной особенностью рассматриваемых норм является и то, что при подмене ребенка происходит его «замена» на другого ребенка, а при похищении другого ребенка вместо похищенного не оставляют.А в случаях, когда преступник, пытаясь скрыть факт похищения ребенка, вместо него оставляет другого ребенка схожего с похищенным, то тут нужно говорить о совокупности ст.126 и 153 УК РФ, причем если ребенок оставляемый в целях сокрытия похищения, также был похищен, то каждый эпизод похищения требует самостоятельной квалификации по ст.126 УК РФ.

В вопросе отграничения подмены от похищения несовершеннолетнего Л.Д. Гаухман отмечал, что для их разграничения имеет важное значение несхожесть внешних черт подменяемых детей, и не обнаружение этой несхожести родителями, чьих детей подменили, поскольку при распознавании указанной несхожести налицо похищение несовершеннолетнего, предусмотренного п.«д» ч.2 ст.126 УК5.

Считаем это утверждение спорным, ведь в жизни могут быть случаи, когда матери, которой ни до родов, ни после них, не был известен пол ее ребенка, могут подменить мальчика на девочку или наоборот, тут вовсе некорректно будет ставить вопрос о схожести либо несхожести внешних черт подменяемых детей.

Говоря о значении для квалификации деяния, как похищения несовершеннолетнего либо как подмена ребенка, внешней схожести либо несхожести подменяемых детей, то тут, по нашему мнению, нужно говорить, ни о необнаружении родителями этой несхожести, а нужно говорить о субъективном отношении к этому преступника, который убежден, что родители не знают индивидуальных особенностей своего ребенка и не смогут идентифицировать его как своего.

Это его субъективное отношение к подмене и расчет на то, что она останется незаметной для родителей и характеризует субъективную сторону его деяния и позволяет отграничить от умысла на похищение, при которой отношение похитителя к признакам похищаемого ребенка «индифферентное», ему важен сам факт нахождения у него несовершеннолетнего6.Привязка преступного проявления при подмене к субъективному восприятию родителя, по нашему мнению, является ошибочной и вовсе не отражает субъективного отношение к этому преступника.Ведь говоря о субъективной стороне состава преступления, мы говорим о преступнике, а не о жертве.При этом осознание и обнаружение родителями факта подмены ребенка не должно влиять ни на квалификацию, ни на возможность привлечение лица к уголовной ответственности.

Для отграничения подмены от похищения ребенка, по нашему мнению, важное значение имеет цель, которую преследовал преступник, хотя она не является обязательным конструктивным признаком ни одного из составов.Верховный Суд РФ в одном из своих решений при описании похищения подчеркнул, что «одним из признаков объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте»7.При подмене, когда одного ребенка заменяют на другого из корыстных или иных низменных побуждений, лицо или родитель (родители), который совершает подмену не преследуют цели дальнейшего развития преступного умысла, а хотят, скорее всего, иметь ребенка желаемого пола, либо иметь здорового ребенка, возможны случаи подмены мертворожденного ребенка на живого, следовательно, заменяя живого ребенка на мертвого, лицо преследует цель иметь и воспитывать ребенка.При похищении несовершеннолетнего, целью преступника является его последующее удержание в другом месте и, говоря о несовершеннолетнем, чаще всего это цель не просто завладеть и удерживать несовершеннолетнего, а, например, потребовать от родителей выкуп, либо использовать несовершеннолетнего для изъятия органов и тканей или сексуальной эксплуатации и т.д., в таких случаях действия виновного следует квалифицировать по ст.126 УК РФ и по соответствующей норме Особенной части УК РФ.

Субъекты указанных составов преступлений общие, однако, для состава похищения человека, законодателем возрастной порог наступления уголовной ответственности за совершенные преступные действия снижен до 14 лет, для состава ст.153 УК РФ возраст наступления уголовной ответственности общий – 16 лет.

Спорным в научной литературе остается и вопрос квалификации действий родителей по взаимному обмену детьми.Некоторые авторы8, рассматривая его в рамках квалификации действия таких родителей по 153 УК РФ, говорят об отсутствии состава подмены ребенка, из-за отсутствия низменных мотивов, являющихся криминообразующими для состава ст.

153 УК РФ.По нашему мнению, тут вовсе, нужно говорить не о подмене детей, а о совершении иных сделок, в частности «мены», в отношении несовершеннолетних детей и квалифицировать действия таких родителей по п. «б» ч. 2 ст.127.1 УК РФ.Ведь в случае обмена детьми, совершается взаимная, добровольная сделка, где каждая из сторон обязуется передать другой стороне ребенка в обмен на другого ребенка, а при подмене ребенка, вторая сторона не осведомлена о происходящем.По статье 127.1 УК РФ следует квалифицировать действия родителей и в случае обмена ребенка на товар.

Подмену ребенка, совершенную из корыстных побуждений необходимо отграничивать и от купли-продажи несовершеннолетнего (п. «б» ч.2 ст. 127.1 УК РФ), объективную сторону которой выполняют два лица: продавец и покупатель.Исходя из гражданско-правового понимания договора купли-продажи, при продаже, одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар), в собственность другой стороне, а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену)9.При этом не имеет значения с какой целью покупателем приобретался ребенок, для своих личных целей (желание иметь ребенка в обход установленного государством порядка усыновления) либо для дальнейшей перепродажи.При купле-продаже, деньги продавцу передаются за факт продажи ребенка как товар, при подмене ребенка, деньги виновному лицу передаются за совершение действий по подмене детей.Кроме того, для признания купли-продажи оконченной необходима передача денег, за полученного ребенка.Для состава подмены не обязательно, чтобы корыстные побуждения получили свою полную реализацию в результате совершенной подмены ребенка.Достаточно того, что побудителем лица к совершению подмены детей были именно корыстные мотивы, и что данные мотивы возникли, до совершения подмены.Ответственность по ст. 127.1 УК РФ за совершение купли-продажи ребенка несут обе стороны и продавец, и покупатель.

Проведенный нами анализ, в части отграничения «подмены ребенка» от «похищения человека» и «торговли людьми», позволил нам выделить следующие отличительные признаки, которые следует учитывать при квалификации и разграничения указанных преступлений.

Отграничение ст.153 УК РФ от ст.126 УК РФ следует проводить по объекту охраны: для статьи 153 УК РФ – это интересы семьи, а для ст.126 УК РФ – физическая свобода человека.Применительно к ст.153 УК РФ, кроме возраста несовершеннолетнего ребенка, необходимо учитывать субъективные способности ребенка осознавать факт его подмены, что порой невозможно в младенческом или раннем возрасте, либо из-за слабоумия.

Отличия в объективной стороне обозначенных норм заключаются в способе совершаемых действий: при похищении он может быть, как тайным, так и открытым, в том числе и насильственным, а подмена ребенка всегда совершается тайно, в том числе и обманным путем.

Кроме того, при подмене вместо подменяемого ребенка оставляют другого, при похищении этого нет.Субъекты ст.126 и 153 УК РФ общие, однако для состава «похищения человека», законодателем возраст наступления уголовной ответственности снижен до 14 лет.Относительно субъективной стороны рассматриваемых норм, применительно к подмене нужно говорить о субъективном отношение виновного к совершаемому действию, который убежден, что родители не заметят подмены, и которое должно подкрепляться объективными обстоятельствами, а именно осведомленностью виновного в том, что например мать после родов из-за болезненного состояния длительное время не видела ребенка и не знает его отличительных признаков или пол, либо внешняя схожесть подменяемых детей, из-за младенческого возраста идентифицировать которых будет затруднительно, в совокупности с этим нужно говорить и о неспособности ребенка осознать факт подмены, при похищении для преступника не имеют значение обозначенные моменты.

Кроме того, для отграничения подмены от похищения несовершеннолетнего, по нашему мнению, важное значение имеет цель, которая при похищении сводится как минимум к удержанию, а при подмене цель преступника иметь и воспитывать ребенка.

Отграничение ст.153 УК РФ от ст.127.1УК РФ в части совершения сделок по обмену детьми следует проводить по способу: при обмене детьми совершается взаимная, добровольная сделка, при подмене детей обе стороны или одна из них не осведомлена о происходящем.При купле-продаже несовершеннолетнего, деньги виновному передаются за продажу ребенка как товар, а при подмене детей из корыстных побуждений преступник получает деньги за факт подмены.При этом для признания деяния оконченным по ст. 153 УК РФ в отличии от ст. 127.1 не требуется чтобы корыстные мотивы были полностью реализованы (были переданы деньги), достаточно того что у лица были намерения на получение имущественной выгоды.

Список использованной литературы:

  • Кудрявцев В.Н.Общая теория квалификации преступлений.М., 2001.
  • Ермолаев А.В.Уголовная ответственность за преступления против семьи: Проблемы законодательной регламентации и правоприменения и пути их разрешения: Автореф.дисс.канд.юрид.наук.Краснодар, 2009.
  • Есипов В.В.Уголовное право.Часть особенная.Преступления против личности и имущества.М., 1910.
  • Красиков А.Н.Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России.Саратов, 1996.
  • Савельева В.С.Похищение или подмен ребенка // Советская юстиция.1988.№ 7.
  • Наумов А.В.Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование.М., 2005.
  • Пудовочкин Ю.Е.Ответственность за преступления против несовершеннолетних по российскому уголовному праву.СПб., 2002.
  • Колмакова О.С.Преступления, посягающие на права ребенка в сфере семейных отношений: диссертация ...кандидата юридических наук.М., 2014.
  • Уголовное право.Особенная часть / Под ред.А.И.Рарога.М., 1996.
  • Энциклопедия уголовного права.Т.17.Преступления против семьи и несовершеннолетних.СПб.2011.С.228.
  • Марданшина А.Ф.Проблемы квалификации подмены ребенка по взаимному согласию родителей // Новая наука: современное состояние и пути развития.2016.№ 3-2 (68).
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Проблемы и решения: 

Вопросы отграничения смежных составов преступлений являются наиболее актуальными и сложными для судебно-следственной практики.

Говоря, о составе ст. 153 УК РФ «Подмена ребенка», смежными ему являются ст. 126 УК РФ (п. «д» ч.2 - похищение заведомо несовершеннолетнего) и ст. 127.1 УК РФ, в части совершения иных сделок в отношении несовершеннолетнего.

Для состава «подмена ребенка», непосредственным объектом охраны являются интересы всей семьи, представляющие совокупность отношений, обеспечивающих реализацию права ребенка воспитываться и жить со своими родителями, равно права родителей воспитывать своего ребенка и не разлучаться с ним вопреки своей воле. В составе «похищение человека», непосредственным объектом охраны является – физическая свобода человека.

Стоит заметить, что практически все авторы, говоря о возрасте подменяемого ребенка, увязывают его с субъективной способность ребенка осознавать факт его подмены (что порой невозможно в младенческом или раннем возрасте, либо из-за слабоумия).

Однако если мы говорим о подмене ребенка в более старшем возрасте, то тут необходимо учитывать субъективные способности ребенка осознавать факт его подмены, которые могут быть ограничены из-за наличия у ребенка какого-либо психического расстройства, в результате которого у него снижается способность понимать связь меду окружающими явлениями, в совокупности с тем фактом, что и родители ребенка не были с ним ознакомлены до этого.

Отличительной особенностью рассматриваемых норм является и то, что при подмене ребенка происходит его «замена» на другого ребенка, а при похищении другого ребенка вместо похищенного не оставляют. А в случаях, когда преступник, пытаясь скрыть факт похищения ребенка, вместо него оставляет другого ребенка схожего с похищенным, то тут нужно говорить о совокупности ст. 126 и 153 УК РФ, причем если ребенок оставляемый в целях сокрытия похищения, также был похищен, то каждый эпизод похищения требует самостоятельной квалификации по ст. 126 УК РФ.

Отграничение ст. 153 УК РФ от ст. 126 УК РФ следует проводить по объекту охраны: для статьи 153 УК РФ – это интересы семьи, а для ст. 126 УК РФ – физическая свобода человека. Применительно к ст. 153 УК РФ, кроме возраста несовершеннолетнего ребенка, необходимо учитывать субъективные способности ребенка осознавать факт его подмены, что порой невозможно в младенческом или раннем возрасте, либо из-за слабоумия.

Отличия в объективной стороне обозначенных норм заключаются в способе совершаемых действий: при похищении он может быть, как тайным, так и открытым, в том числе и насильственным, а подмена ребенка всегда совершается тайно, в том числе и обманным путем. Кроме того, при подменевместо подменяемого ребенка оставляют другого, при похищении этого нет. Субъекты ст. 126 и 153 УК РФ общие, однако для состава «похищения человека», законодателем возраст наступления уголовной ответственности снижен до 14 лет. Относительно субъективной стороны рассматриваемых норм, применительно к подмене нужно говорить о субъективном отношение виновного к совершаемому действию, который убежден, что родители не заметят подмены, и которое должно подкрепляться объективными обстоятельствами, а именно осведомленностью виновного в том, что например мать после родов из-за болезненного состояния длительное время не видела ребенка и не знает его отличительных признаков или пол, либо внешняя схожесть подменяемых детей, из-за младенческого возраста идентифицировать которых будет затруднительно, в совокупности с этим нужно говорить и о неспособности ребенка осознать факт подмены, при похищении для преступника не имеют значение обозначенные моменты.

Кроме того, для отграничения подмены от похищения несовершеннолетнего, по нашему мнению, важное значение имеет цель, которая при похищении сводится как минимум к удержанию, а при подмене цель преступника иметь и воспитывать ребенка.

Отграничение ст. 153 УК РФ от ст. 127.1УК РФ в части совершения сделок по обмену детьми следует проводить по способу: при обмене детьми совершается взаимная, добровольная сделка, при подмене детей обе стороны или одна из них не осведомлена о происходящем. При купле-продаже несовершеннолетнего, деньги виновному передаются за продажу ребенка как товар, а при подмене детей из корыстных побуждений преступник получает деньги за факт подмены. При этом для признания деяния оконченным по ст. 153 УК РФ в отличии от ст. 127.1 не требуется чтобы корыстные мотивы были полностью реализованы (были переданы деньги), достаточно того что у лица были намерения на получение имущественной выгоды.

Zip_слово: 
Подмена ребенка
Статус автора: 
Аспирант (адъюнкт / соискатель)
Отрасли: 
Особенная часть
Уголовное право
Описание статьи / тезисов
Публикуются: 
Статья
Тип статьи / тезисов: 
Практическая
Article name /Название статьи (анг.): 
Delimitation of substitution of a child from related offenses
Аннотация: 
Рассматриваются вопросы отграничения подмены ребенка от похищения человека и торговли людьми. Выделены отличительные признаки, которые следует учитывать при квалификации и разграничении указанных составов.
Annotation/ Аннотация (анг.): 
Deals with the delimitation of the substitution of a child from kidnapping and human trafficking. Highlighted features that should be considered at qualification and delimitation of these offenses
Направляется в редакцию: 
Журнал "Правовые технологии"
Статус статьи/тезисов: 
Публикуется впервые